Асы городских высоток

Наверняка многие видели, как на промышленных трубах или высотных зданиях лазают по стенам обвязанные веревкой человечки и делают что-то непонятное. Многие удивляются, некоторые пугаются, но у всех реакция неоднозначная, так как профессия высотника обычно ассоциируется с подвешенной люлькой на моторчике и тросах, а никак не с болтающимся на веревке представителем homo sapiens. Однако в последнее время — лет десять — при выполнении некоторых видов работ в целях экономии как материальных средств, так и времени, а также из-за своей мобильности, о которой будет рассказано ниже, популярностью стала пользоваться профессия, носящая красивое и гордое название — промышленный альпинист.

Родословное древо


Начало промышленного альпинизма было заложено еще в Советском Союзе — в 60-е годы прошлого столетия. Именно тогда, при строительстве гигантских гидроэлектростанций, возникла необходимость в использовании техники альпинизма. В дальнейшем промышленный альпинизм нашел применение в уникальных работах по реставрации высотных сооружений, а в 80-е годы он получил широкое развитие практически во всех отраслях стройиндустрии. С кризисом начала 90-х занятие, которое было для многих лишь хобби, стало специальностью. Прародиной промальпинизма в Советском Союзе можно считать Таджикистан. При строительстве Нурекской ГЭС надо было очищать склоны гор от камней. Иногда камни скатывались вниз, на строительную площадку, где работали люди. Поэтому и ввели такую специальность — оборщик склонов. Даже внесли ее в единый тарифно-квалификационный справочник. Сначала убирали камни с горных склонов таджикские альпинисты, потом подзаработать приезжали скалолазы из всей страны, в том числе из Беларуси. Так и получилось, что первыми промышленными альпинистами были скалолазы и альпинисты, имеющие навыки применения специального альпинистского снаряжения. Вообще доподлинно неизвестно, откуда пошло такое название. В официальном списке профессий на постсоветском пространстве промальпинизм появился лишь в конце 90-х благодаря очевидной экономической целесообразности применения альпинистской техники в строительстве и обслуживании зданий. Применение технологии промышленного альпинизма позволяет производить работы в местах, недоступных при использовании традиционных методов строительства и ремонта. В самом деле: кто будет возводить строительные леса вокруг железобетонной трубы высотой 100-150 метров для обследования ее состояния? Или на фасаде здания до уровня 30-60 метров для нанесения логотипа или рекламного щита предприятия. Это можно сделать, но расходы времени и средств окажутся огромными. Автовышки при таких высотах не помогут, и пожарные машины тоже, да и не всегда они смогут подъехать к тому месту здания, где необходимо производить работы. Именно в этих (а также во многих других) случаях практически незаменимой оказывается бригада промальпинистов.

Наверное, поэтому в последнее время на промышленных альпинистов небывалый спрос — и в частности, в Москве. Сегодня там немало фирм и фирмочек, которые предлагают высотные работы. Да и каждая уважающая себя строительная компания имеет в штате одну-две бригады «промальпов». В Москве при МЧС существуют двухнедельные курсы, по окончании которых присваивается звание «Промышленный альпинист 5-го разряда». Но считается, что старый костяк — те, кто побывал в горах — работает все же профессиональнее. На сегодняшний день промышленным альпинизмом в России занимаются спортивные организации, спелеоклубы и т.д. Рынок услуг промышленного альпинизма достаточно широк. Однако специализированных учебных заведений, готовящих промальпинистов, ни в России, ни в Беларуси нет. Перед осуществлением высотных работ уборщику по правилам необходимо получить допуск, пройдя специальный курс по технике безопасности — и вперед. Поэтому не должно смущать то, что, как правило, альпинистские работы в клининге выполняются субподрядчиками, а ответственность за качество работ берет на себя компания — исполнитель работы по договору.

А что, кроме гор?..

«Требуются альпинисты!» — взывает заголовок в недавнем номере одной из крупнейших российских газет. Сообщается, что в Москве, например, крайне не хватает работников сферы услуг. Причем не традиционных специальностей, а требующих особой профессиональной подготовки. Наиболее дефицитны и востребованы... «промышленные скалолазы». Интересно, а что им делать в городе? Промальпы сегодня востребованы практически везде: в рекламной сфере, клининговых компаниях, строительстве; они устанавливают кондиционеры, ремонтируют жилые дома и памятники архитектуры. Заказчики их услуг — администрация и эксплуатационные службы высотных зданий, рекламные агентства, муниципальные службы города, частные лица. Бывает и так, что иногда люди заказывают нетрадиционные услуги, как-то: семья может устроить сюрприз на Новый год для детей — Деда Мороза, который войдет в квартиру через окно. Вообще же работу промышленного альпиниста можно условно разбить на три составляющие: строительство, клининг и все остальное, что иногда входит в функции подразделений МЧС. Промышленные альпинисты нужны строительным организациям в тех случаях, когда есть необходимость в проведении ремонтно-строительных, монтажных и иных видов работ на высоте, а использование подъемных механизмов затруднено, невыгодно либо вообще технически невозможно. Сейчас основную долю работ промальпинистов составляет герметизация и утепление межпанельных стыков в строящихся панельных зданиях и ремонт швов в старых домах. Безусловно, это требует, кроме навыков альпинизма, еще и наличия отработанных технологий и оборудования. На смену старым методам и вездесущим баллончикам с пеной приходят новые технологии, позволяющие снизить стоимость работ и повысить их качество. Эксплуатационные службы часто пользуются услугами промальпа для ремонта, замены и установки водосточных труб, воронок, отливов, для покраски фасадов и наружных конструкций, мойки фасадов зданий, стекол, стеклянных стен и потолков. Незаменимы их услуги и при монтаже антиобледенительных систем, при очистке кровли и фасадов зданий от снега и льда. Кроме этого, промышленные альпинисты привлекаются для монтажа и обслуживания наружной рекламы, навесного оборудования: украшений для зданий, наружной электропроводки, осветительных приборов, видеокамер, антенн, кондиционеров, воздуховодов и пр. При работе на бизнес- и торговых центрах промышленные альпинисты выполняют в основном работы по мытью фасадов зданий и наружных сторон стеклянных ограждений, окон.

Чего хотят от промышленных скалолазов обыватели? Да все что угодно. Это может быть подъем на верхние этажи зданий негабаритных грузов. А бывает, что промальпиниста вызывают только для того, чтобы он быстро и аккуратно снял любимую кошку с дерева, козырька или балкона. Случается, что их просят спилить несколько деревьев. При этом их можно спиливать несколькими способами: валка целиком, удаление по частям, удаление с завеской частей. Удаление целиком — самый дешевый вариант. В этом случае альпинист залезает на дерево и спиливает его частями по 2-3 метра, которые опускаются на веревке или бросаются вниз. Вариант с завеской частей необходим в том случае, если под деревом нет свободной площадки, расположен забор, газон, ценные растения, провода и т.п. В этом случае части дерева опускаются на веревке, и вокруг дерева ничего не повреждается. Работают альпинисты бригадами. В бригадах может состоять от двух до десяти человек в зависимости от вида работы. Основу бригады составляют
профессиональные альпинисты, которые уже долгие годы знают друг друга и не один раз восходили на горные вершины. Это очень важно, учитывая то обстоятельство, что работы проходят на высоте, и любое неслаженное действие может привести к фатальным последствиям.

Плюсы без минусов

Основные преимущества при использовании промышленных альпинистов — высокая мобильность и срочность (при необходимости работы возможно начать через час после поступления вызова), возможность работать в стесненных условиях (где невозможно подогнать кран, установить леса, навесить люльку и т.п.), меньшая общая стоимость работ по сравнению с использованием крана и лесов. Как утверждают эксперты, основная причина популярности промышленного альпинизма — высокая рентабельность работ. Промальпинизм позволяет не строить леса, которые забирают значительную часть средств и времени. Снаряжение альпиниста легкое и мобильное, настройка и переустановка занимает около часа, а лесов — несколько дней. Также промышленный альпинизм имеет большое преимущество перед промышленными люльками. Эти люльки, как и леса, громоздки (вес снаряженной люльки может достигать 350 кг), и на них довольно сложно работать на старых зданиях с покатой кровлей. Возникают проблемы с закреплением. Кроме того, мягкое канатное снаряжение не повреждает крышу и другие детали здания, чего не скажешь о люльках. Это особенно актуально при работе на зданиях с большим количеством окон и витражей. Для торговых и бизнес-центров важны не только внутренние удобства, но и презентабельный внешний вид, поэтому работа по сезонной очистке здания с применением лесов и люлек просто неприемлема. При этом даже промышленные альпинисты работают на таких объектах в основном ночью.

Что касается Европы, там индустрия промышленного альпинизма более развита, нежели на постсоветском пространстве, применяются специальные фасадные системы очистки. Более того, наличие систем обеспечения доступа к внутренним и наружным поверхностям фасадного покрытия является обязательным для большинства возводимых зданий. В странах СНГ зданий с такими системами очень мало, поэтому владельцы торговых и бизнес-центров регулярно прибегают к помощи промышленных альпинистов. Сегодня профессионалы решают большое количество проблем по очистке и ремонту высотных зданий за короткие сроки и с минимальными рисками.

Мы растем в высоту

Понятно, что развитие промышленного альпинизма в первую очередь связано с высотным строительством, все же остальное, так сказать, «масло на хлеб». Как же у нас в столице обстоит дело с «высотками», и привлекательна ли столица для промальпа?.. На данный момент в Минске насчитывается 936 зданий повышенной этажности. И хотя у нас в стране отсутствуют градостроительные нормы на проектирование жилых зданий от 25 этажей и общественных, чья этажность превышает 16 этажей, это не означает запрет на возведение подобных объектов. Сегодня в Минске разрабатывается все больше проектов высотных зданий в 22-25 этажей. Настоящие небоскребы обещают быть в ближайшие 3-5 лет. В 2010 году задумано возвести две гигантские Минские башни в районе Уручья. Вообще мест для застройки хватает — это, к примеру, и старый аэропорт "Минск-1", который в скором будущем переделают в даун-таун. Однако есть проекты и покруче.

В столице давно задумывались о строительстве новой телебашни. Старая, возведенная в 1956 году, уже давно перестала соответствовать всем техническим параметрам. В дополнение к ней в свое время смонтировали ретранслятор в Колодищах. Но на него навесили столько аппаратуры, что решетчатая на растяжках конструкция того гляди согнется. Ясно одно: долго сооружение так не протянет. Основанием для новой башни, возведение которой вот-вот начнется, также послужил комплекс технических зданий, многоэтажных ресторанов, сувенирных магазинов и кафе. До отметки 250 метров в башне будут находиться рестораны, офисы, выше до 355 метров — антенны, производственные помещения, смотровые площадки и рестораны, далее с этой отметки начнется ее металлическая игла массой почти 300 тонн. Изюминкой башни станут круговые рестораны и множество смотровых площадок, способные делать оборот вокруг своей оси в течение часа. Полная высота телебашни будет составлять 422 метра. Кто и как будет ее монтировать?.. Думается, без промышленных скалолазов обойтись будет крайне сложно.

А возьмем, к примеру, здание новой Национальной библиотеки. Здесь многие монтажные работы были уникальны, нашим строителям пришлось выполнять их впервые. А сейчас приходится решать еще одну задачу — эксплуатационную. Кто будет мыть грани циклопического «алмаза»? На дождь надежды нет, так как на стекле оседает не только пыль. Каждый водитель знает, что стекла машины нужно периодически промывать мыльным раствором: масляную пленку простая вода не берет. А здесь — многие тысячи квадратных метров стекла! Неподалеку возводится высотка «Александров Пассаж», тоже на 100 процентов остекленная снаружи! Не уборщицам же протирать эти гигантские вертикали, перегнувшись через подоконник где-нибудь на 20-м этаже... Бизнес-центр «ХХI век», стоящий возле кольцевой автодороги неподалеку от проспекта Независимости (хотя «небоскребом», строго говоря, его не назовешь), такое обслуживание недавно прошел. Вся операция по шлифовке фасада заняла более месяца. Комендант Александр Мезенцев пояснил, что здание снаружи не мыли с момента пуска его в эксплуатацию в 2001 году. А рядом — кольцевая: выхлопные газы, пыль... Сильную загрязненность здания обнаружили даже не по стеклам (они и без того затемнены), а по белым панелям, которые покрывают часть поверхности. Тщательно отмыли от сажи одну, сравнили с немытой — контраст был разительным.

Вот и возникают логичные вопросы: если деловой центр «XXI век» отмывали больше месяца, то сколько же времени займет Национальная библиотека, где площадь остекления в десятки раз больше?.. Готовы ли мы к обслуживанию своих настоящих и будущих «монстров»? Есть ли у нас необходимый потенциал в сфере промальпа? Где у нас можно обучиться такой профессии? Сегодня эти виды работ проводятся только на коммерческой основе, или существуют государственные организации, выполняющие подобные услуги? И кто такие эти люди — промышленные альпинисты?..

Владимир ГРЕБНОВ


Строительство и недвижимость. Статья была опубликована в номере 21 за 2008 год в рубрике недвижимость

©1995-2022 Строительство и недвижимость