Жильцы старых домов недовольны московскими застройщиками


Строительство гигантских домов, предусмотренное московской мэрией в рамках “точечной застройки”, создаст массу проблем для жильцов старых районов Москвы, а также удешевит их квартиры.

Мэр столицы Юрий Лужков упрекнул своих подчиненных в том, что они потеряли контроль над процессом строительства в Москве. По данным мэра, частные строительные компании возводят в столице дома, гораздо большие по размеру, чем предусмотрено предпроектной документацией. В итоге 25-30-этажные дома-монстры, которые строятся часто впритык к зданиям старой застройки, кардинально ухудшают условия жизни в последних, а также становятся причиной того, что цена таких квартир падает на 30%. Кроме того, нередко дома большей этажности и площади возводятся на фундаменте, который был сооружен для меньшего дома, что приводит к увеличению нагрузки на фундамент и в конечном итоге — к разрушению таких домов. То есть к проблемам уже для новоселов домов-монстров.
Столичные чиновники возлагают всю вину на частных застройщиков, однако последние утверждают, что без согласования с чиновниками увеличить этажность дома невозможно. Другими словами, похоже, столичный мэр просто решил перед выборами “оправдаться” перед избирателями.

Тем более, что строительство домов-гигантов в ущерб интересам москвичей продолжается. Эксперты говорят, что москвичи должны подавать иски в суд, требуя компенсации с застройщиков.
Согласно официальным сообщениям, о вышеупомянутой проблеме Лужкову, который пребывал в неведении, доложил глава строительного комплекса Москвы Владимир Ресин. По словам г-на Ресина, в том, что проектная площадь нового дома увеличивается после начала его строительства, виновата технология принятия решений. После того как принимается решение о застройке, проект выставляется на конкурс. Если конкурс выигрывает частный застройщик, он может строить дом по своему собственному проекту. Если застройщик планирует построить дом, больший по площади, чем планировали столичные власти, он просто должен провести перерасчет долей города и инвестора. В качестве примера г-н Ресин привел пример дома на Егерской улице, против строительства которого протестовали жильцы окрестных домов. Причем дело дошло до потасовки.

Жильцам было отчего протестовать: изначально на этом месте планировалось построить дом площадью 5 тыс. м 2, однако впоследствии его площадь была увеличена до 22 тыс. м 2. “Москве не нужны многоэтажные громадины, — заявил, по сообщению газеты “Коммерсантъ”, на заседании столичного правительства Юрий Лужков. — Управделами Виктор Коробченко мне все время подсовывает на подпись распоряжения, где говорится о возможности увеличения площади дома, думая, что я не замечу этого. Я эти пункты вычеркиваю. И его я накажу. Я не допущу этого ловкачества. Строительство должно идти в соответствии с решением градостроительного совета, и ни на один квадратный метр больше”.
Проблема изменения этажности застройки наиболее актуальна для точечного строительства, которое, впрочем, в ближайшие годы станет единственно возможным способом строительства в российской столице, где уже не осталось свободных площадей под массовую застройку. Такая застройка, особенно если речь идет о многоэтажном строительстве, вызывает нарекания жителей окрестных домов, которые считают, что возводимые в их дворах башни ухудшают условия жизни. “Точечная застройка, ведущаяся в разных районах столицы, нарушает быт сложившихся десятилетиями микрорайонов, — говорится в обращении Общественного комитета защиты москвичей, размещенном на сайте комитета. — Вырастающие как грибы “элитные строения” в 25 этажей и выше нарушают как городскую инфраструктуру, так и действующие параметры инсоляции. В частности, в квартиры проживающих в соседних домах жителей перестает попадать солнечный свет. Комнаты превращаются в полуподвальные помещения, и почти на 30% падает рыночная стоимость квартир”.

Пример такого точечного строительства можно наблюдать в районе Сокол, где на улице Алабяна, 13 на месте детской спортивной школы строительная компания “Баркли” готовится сейчас к возведению многоэтажного дома под громким названием “Мономах”. Компания изначально заявляла, что дом будет высотой в 25 этажей. Однако представитель “Баркли” в ответ на вопрос журналиста RBC daily о предполагаемой этажности дома ответил: “Предварительно мы планируем построить 30 этажей”. И это еще предварительно. Примечательно, что в непосредственной близости от нового дома-монстра находятся два двенадцатиэтажных дома, которые фактически полностью будут “задавлены” “Мономахом”. Как говорят эксперты, возведение подобных гигантов, которые явно не вписываются в окружающий ландшафт, уродует целые микрорайоны. Более того, тот же Сокол, который считается элитным районом во многом из-за своих парков, может скоро перестать быть таковым, так как под строительство домов-гигантов приходится вырубать огромную площадь зеленых насаждений.
Другая небольшая проблема — квартиры в домах-соседях “Мономаха” резко подешевеют. Эксперты говорят, что жильцы соседних домов по улице Алабяна вправе подать в суд на компанию “Баркли” с требованием компенсации, которая может составить до $30 тыс. в каждом случае (учитывая высокую стоимость жилья на Соколе). “Сегодня жилье, квадратные метры — единственная собственность, оставшаяся у многих москвичей, — заявил член Общественного комитета защиты москвичей Сергей Селиванкин. — Особенно пожилых и малообеспеченных слоев населения”.

Впрочем, случаи строительства домов-башен в непосредственной близости от старой застройки можно наблюдать сплошь и рядом. Например, сейчас актуальна проблема многоэтажной застройки в Ховрино и строительства дома-башни на Прибрежном проезде. “Мы регулярно наблюдаем подобные случаи, — сказал RBC daily член Общественного комитета защиты москвичей Вадим Михайлов. — Причем увеличение этажности зданий или их площади приводит к очень печальным последствиям. Один из элитных домов в столице, например, уже наклонился. Происходит это потому, что увеличение этажности или площади здания происходит без учета того, на что рассчитан уже построенный фундамент. Если площадь увеличивается за счет количества этажей, никто вообще ничего не делает, если же за счет расширения, то делается фиктивный фундамент под дополнительной площадью. В несколько раз увеличивающийся вес здания усиливает нагрузку на грунт и котлован, что приводит к активизации различных дестабилизирующих процессов. Кроме того, зачастую увеличение площади происходит без учета пропускной способности коммуникаций. В результате всего этого по таким домам начинают идти трещины, они разрушаются. Причем разрушаться дом может начать не прямо сейчас, а лет через десять”.

Столичные чиновники валят вину друг на друга. Например, г-н Ресин во всем обвинил Москомархитектуру. Представитель последней заявил, что во всем виноват строительный комплекс, возглавляемый Ресиным. И все вместе они возлагают вину на частных застройщиков. “Без разрешения чиновников увеличение площади возводимого здания невозможно, — сказал RBC daily аналитик компании “Система-Галс” Александр Гаврилин. — Мне странно слышать такое заявление из уст Лужкова, потому что все зависит от него. Очевидно, что, делая такие заявления, чиновники просто подстраховывают себя в свете волны возмущения москвичей”. Действительно, в преддверии выборов подобные заявления весьма полезны для повышения рейтинга. В реальности же дальше слов дело, как правило, не идет. До сих пор еще никому не запретили строить столько этажей, сколько ему хочется.


Строительство и недвижимость. Статья была опубликована в номере 38 за 2003 год в рубрике недвижимость

©1995-2022 Строительство и недвижимость