Структура мирового энергобаланса: взгляд в будущее

За последнее время в структуре мировой энергетики произошли масштабные сдвиги. Существующая мировая практика взаимоотношений производителей и потребителей энергоресурсов все в меньшей степени устраивает обе стороны. Как отмечает эксперт А.В. Гончаренко, механизмы формирования энергетического рынка, сложившиеся во второй половине ХХ века, уже не работают. По его словам, сегодня действующие месторождения уже близки к исчерпанию.

Появилась потребность в масштабных инвестициях в новые нефтеносные регионы в Западной Африке, Центральной Азии, на Каспии, в России, которые смогли бы заместить выбывающие мощности. Возникли новые крупные центры потребления — прежде всего Китай и Индия. Коллектив экспертов из Совета по внешней и оборонной политике России считает, что текущее состояние мировой энергетики определяют такие страны и регионы мира, как Соединенные Штаты, Ближний Восток, Россия, Китай и государства — члены Европейского Союза.

США — крупнейший потребитель нефти (24,6%), больше половины которой импортируется, лидер по импорту природного газа (16% от мирового импорта). Потребление нефти в КНР за последние 40 лет увеличилось более чем в 25 раз и составляет 8,55% мирового. Здесь же отмечается наибольший рост темпов потребления. Доля Западной Европы в потреблении нефти составляет 22%, при этом Германия является вторым в мире импортером газа (14%). В экономической зоне ЕС расположено лишь 3,5% мировых доказанных запасов газа и менее 2% доказанных запасов нефти (в основном в Норвегии и Великобритании). В то же время нефтегазовые месторождения эксплуатируются там гораздо интенсивнее, чем в других регионах мира, что ведет к быстрому истощению ресурсов. «Основной проблемой Евросоюза является рост зависимости от импорта энергоносителей: к 2030 году она будет составлять 70%, в то время как импорт нефти может вырасти с 76% до 90%, импорт газа — с 40% до 70%, угля — с 50% до 70% с лишним», — отмечается в докладе российских экспертов. Отметим, что России принадлежит 26,6% мировых запасов природного газа, до 13% разведанных запасов нефти, около 20% разведанных запасов каменного угля. Наша восточная соседка занимает первое место в мире по трубопроводной торговле природным газом и как экспортер нефти делит пальму первенства с Саудовской Аравией. Сегодня более 90% экспортируемых российских энергоносителей поставляется в государства Европы. В странах Ближнего Востока сосредоточено 61% мировых запасов нефти и 40,1% запасов газа, что, в частности, обуславливает стратегическую значимость региона с точки зрения выстраивания крупнейшими потребителями национальных энергетических стратегий. Среди стран Ближневосточного региона выделяются Саудовская Аравия — 22% мировых доказанных запасов нефти, Иран — 11,5%, Ирак — 9,6%. Кроме того, Саудовская Аравия сосредоточивает у себя 13,5% мирового производства нефти. Во всем объеме мировых доказанных запасов газа Катару принадлежит 14,3%, Ирану — 14,9%. «В настоящее время нефть выступает энергоносителем общемирового значения, газ — в основном регионального, уголь — локального», — подчеркнул А.В. Гончаренко.

Между тем, серьезные опасения вызывает снижающийся уровень обеспеченности глобальной экономики запасами нефти и газа. Вместе с тем, ощущаются как временный недостаток нефтеперерабатывающих и транспортных мощностей, так и ограниченность дополнительных мощностей по добыче нефти. В этих условиях обозначился интерес промышленно развитых потребителей к проблемам развития альтернативной энергетики; возрастает значимость проектов по производству и поставкам сжиженного природного газа (СПГ), в ряде стран наблюдается возобновление интереса к атомной энергетике. «Однако вряд ли можно надеяться, что резкий рост потребления углеводородов в обозримом будущем будет компенсирован альтернативными источниками», — уверены эксперты из Совета по внешней и оборонной политике РФ. В условиях продолжающегося экономического роста азиатских стран, быстрого увеличения численности населения и чрезвычайно высокой энергоемкости национальных экономик резко возросла их потребность в энергоресурсах. Одновременно там увеличивается разрыв между растущим потреблением и снижающимся производством углеводородов. Основные потребители энергоресурсов — высокоразвитые страны и поднимающиеся новые гиганты, в то время как мировые запасы углеводородов сконцентрированы главным образом на территориях сравнительно небольшой группы развивающихся стран и стран с переходной экономикой. К тому же, уменьшается число регионов, где резкий рост производства углеводородов обходится без применения новейших технологий и методов добычи. В результате сужается круг возможностей для маневра ключевых потребителей на рынке, особенно после 2013-2017 годов. «Роль нефти в период до 2017-го будет максимальной, — уверен эксперт РИО-Центра А.В. Гончаренко. — Снижение интереса к нефти возможно только начиная с 2030 года». По словам аналитика, в ближайшее десятилетие нефть останется ведущим энергоисточником, обеспечивая около 40% энергопотребления. За ней следуют природный газ — 28%, уголь — 20%, возобновляемые источники — 7% и ядерная энергия — 5%. Доли природного газа и нефти будут расти, в то время как доли угля и ядерной энергии — сокращаться. Возможно, предположил российский специалист, что к концу десятилетия уровень потребления ядерной энергии стабилизируется, и начнет расширяться сфера применения альтернативных источников, но это не повлияет на базовые тенденции, по крайней мере, в течение ближайших 15-25 лет.

В более отдаленной перспективе структура мирового энергобаланса, вероятно, будет стремиться к трансформации главным образом по двум сценариям. Первый предусматривает постепенный переход от нефти к газу — примерно так же, как в свое время нефть вытеснила уголь. Затем ожидается сдвиг к возобновляемым источникам и, очевидно, к атомной энергии. При этом нефть сохранит позиции в качестве важного источника энергии, во всяком случае, до середины XXI века. Согласно второму сценарному плану, если в ближайшее десятилетие будет достигнут прогресс в области водородных технологий, способствующих быстрому вытеснению бензиновых двигателей, то сокращение потребления нефти начнется гораздо раньше — примерно к 2025 году. Группа экспертов под руководством Сергея Караганова подчеркивает, что энергоемкость мирового хозяйства преимущественно за счет развитых стран будет постепенно снижаться, но сохранится линейная зависимость между ростом ВВП и увеличением энергопотребления. В подготовленном ими докладе говорится, что наиболее быстрыми темпами использование энергетических ресурсов будет расти до 2012-го — в среднем на 1,6-2% в год. Глобальное потребление нефти будет возрастать в основном за счет ежегодного увеличения объемов ее использования в странах Азиатско- Тихоокеанского региона, а также в Северной Америке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Потребление газа наиболее быстро будет расти в странах АТР, в Центральной и Южной Америке, на Ближнем Востоке, в Африке. В ближайшее десятилетие, уверены российские аналитики, станет неуклонно возрастать внимание развитых стран-потребителей к альтернативным и возобновляемым энергоносителям. В настоящее время это один из наиболее динамичных сегментов энергетики. Всеобщий интерес будут привлекать энергия ветра, гидроэнергетика, а также этанол, крупнейшим производителем которого является Бразилия. Появятся серьезные проекты, связанные с использованием биотоплива. Основные инвестиции в разработки альтернативных видов энергетики ожидаются со стороны США, Японии и Китая. Россия обладает крупным потенциалом на мировом энергетическом рынке: к настоящему моменту открыто и разведано более 3 тыс. месторождений углеводородного сырья. Примерно половина из них разрабатывается. Более половины российской нефтедобычи и более 90% добычи газа сосредоточены в районе Урала и Западной Сибири. Большинство месторождений этого региона отличаются высокой степенью выработки, и потому, сохраняя его в качестве основной углеводородной базы, необходимо развивать и альтернативные регионы добычи. По экспертным оценкам, к 2015 г. добыча нефти в РФ может составить 530 млн т, а ее экспорт — 310 млн т. К этому периоду добыча газа в России может достигнуть 740 млрд м3, а экспорт — 290 млрд м3. Между тем, изменяющаяся структура мировой энергетики к 2030-2050 годам существенно снизит конкурентные возможности России.

Александр ПАНИЧ


Строительство и недвижимость. Статья была опубликована в номере 27 за 2008 год в рубрике энергетика

©1995-2022 Строительство и недвижимость