Модернизация энергосистемы: кто не начал, тот опоздал


С каждым шагом реализации программы энергосбережения каждая новая тонна условного топлива (т у.т.), сэкономленная или эффективно истраченная, становится все дороже. Поэтому сейчас активно рассматриваются перспективы решения технологических процессов. Об этом сообщил на пресс- конференции начальник управления стратегического развития министерства энергетики Беларуси Владимир Бобров. По его словам, в энергетике осуществляется переход от паросилового цикла к парогазовому циклу с использованием газовых турбин и надстроек. «Мы уходим от раздельной выработки электрической и тепловой энергии путем преобразования котельных в мини-ТЭЦ, — сказал он. — Конечно, все это требует средств, которые должны быть сбалансированы. Хотя для того, чтобы ускорить реализацию многих направлений, нужны еще дополнительные средства, и чем их будет больше, тем легче их реализовывать».

Однако в этой связи встает вопрос: где их взять и как эффективно использовать? Скажем так, финансы, которые выделены энергетикам, не добавляются, поэтому задача заработать, создать балансы и оборотные средства — главная задача белорусских энергетиков. Сегодня никто не сомневается в значимости обновления основных производственных фондов, энергосбережения и реализации других задач. Все прекрасно понимают, что в этом залог надежной и устойчивой работы топливно-энергетического комплекса. К тому же, экономическая безопасность государства складывается также из понятия энергетической безопасности. Минэнерго Беларуси является основным, но не единственным участником реализации данного процесса, потому что от каждого зависит вопрос бережного отношения к энергоресурсам. В рамках реализации директивы №3 «Экономия и бережливость — главные факторы экономической безопасности страны» уже откорректирована концепция энергетической безопасности, а также государственная комплексная программа модернизации основных производственных фондов, энергосбережения и увеличения доли использования собственных топливно-энергетических ресурсов до 2010 года. Немалое внимание сейчас уделяется модернизации генерирующих мощностей, при этом энергетики настаивают на том, что 2007 год внес свои коррективы и показал необходимость дополнительного решения ряда вопросов, которые были заложены в предыдущих редакциях программы. В то же время, отметим, что белорусская энергосистема, которая более 70 лет достаточно устойчиво и надежно работает и имеет самые высокие экономические показатели среди стран СНГ, все же стареет. Свое основное развитие она получила в 60-годы прошлого века. Наши основные станции — Березовская ГРЭС и Лукомльская ГРЭС — введены в 60-80-е годы — если быть точным, последний блок Лукомльской ГРЭС сдан в эксплуатацию в 1974 году. Ввод относительно молодых наших станций также пришелся на 1980 год. Поэтому и стоит так остро вопрос модернизации основных фондов с целью повышения эффективности работы. Объективность этой работы — прежде всего, снижение потребления импортируемых топливно-энергетических ресурсов для производства необходимой электрической энергии. Кроме того, рассматриваются и другие вопросы — вовлечение в топливный энергетический баланс древесного топлива, возобновляемых источников энергии — таких, как гидроэнергетика и ветроэнергетика, строительство мини-ТЭЦ с использованием древесного топлива и торфа. «В этой программе у нас заложено 10 объектов, 5 из которых введены и сейчас устойчиво и нормально работают», — отметил В. Бобров.

На страницах СиН неоднократно поднимался вопрос использования гидроэнергетического потенциала. Еще раз отметим, что гидроэнергетика на равнинных реках — более сложный вопрос, чем может показаться на первый взгляд. Тем не менее, эти проблемы необходимо решать, потому что каждый киловатт — это лепта в решение вопросов эффективного использования ТЭР, а также в усиление энергетической безопасности. В новой редакции программы концепция повышения энергетической безопасности в целом одобрена. Основные подходы и решения, заложенные в ней, определяют развитие топливно- энергетического комплекса в направлении энергосбережения в нашей стране. В этой программе заложены огромные средства и ресурсы. В основном планируется использовать собственные средства предприятий, направленные на эффективное использование и понижение энергетической составляющей в себестоимости, а также инновационные фонды отраслевых министерств, привлеченные кредиты банков, как белорусских, так и иностранных. Если ориентироваться на более конкретные цифры, то в 2010 году на модернизацию основных производственных фондов электроэнергетики, энергосбережение и вовлечение местных видов топлива потребуется порядка $9 млрд. На период до 2020 года — еще больше: финансирование может составить более $19 млрд.

Ядерное топливо

В настоящее время в топливном балансе Беларуси собственные ресурсы составляют только 17%. И похоже, что насущный вопрос о диверсификации углеводородного сырья решен за счет строительства собственной АЭС. «Атомная электростанция позволит более полно реализовать топливно- энергетический баланс в том случае, если действительно будет построена АЭС мощностью 2000 МВт», — сказал Владимир Бобров. Отметим, что, по предварительным подсчетам, в общей доле выработки электрической энергии ее удельный вес составит порядка 14-15%, но при этом атомная энергия окажет существенное влияние на себестоимость электроэнергии. Специалистами Минэнерго она оценивается в 25-30%. Это довольно существенный для нашей страны показатель, особенно если учесть, что цены на импортируемые топливно-энергетические ресурсы будут по-прежнему расти. Стоимость углеводородного сырья увеличится за счет возникновения новых затрат, в том числе и за счет необходимости добычи и разведки новых месторождений. Это обычная тенденция мирового характера, и повышение цен только подтверждает рассуждение о тех трудностях, с которыми сталкиваются добывающие отрасли разных стран.

В этих условиях главная задача энергетиков — обеспечить экономически целесообразные уровни тарифов и дать возможность реальному сектору экономики и населению обеспечить достаточно высокий уровень развития. Отметим, что создание атомной электростанции позволит заместить в топливном балансе страны порядка 5-5,5 млрд кубометров природного газа. Для строительства атомной электростанции рассматриваются две площадки в Могилевской области на расстоянии 30 км друг от друга: Краснополянская и Кукшиновская. Предполагается, что глубина для котлована под реактор составит не менее 17 метров, а высота реактора достигнет 60 метров. Нагрузка на грунт под реактором составит не менее 7 т на квадратный метр. Скорее всего, ядерные реакторы будут водо-водяного типа. По мнению генерального директора объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» Вячеслава Кувшинова, строительство в Беларуси атомной электростанции энергетически выгодно — она решит проблемы энергетической безопасности страны, по крайней мере, в 2020 году. К тому же, есть еще и экологические преимущества атомных станций по сравнению с тепловыми, которые колоссальным образом засоряют атмосферу. «После исследования десятков и сотен тысяч схем вырисовывается, что у нас будет иметься брешь порядка 20% в энергетической потребности, и ее нельзя будет закрыть никакими другими источниками энергии, — сказал он. — Ясно, что мы на 85-90% сидели на российском газе, который дорожает, и естественно, что мы тоже со временем перейдем на европейские цены. Быстро или медленно, но это произойдет. Выходить из этого положения только за счет местных ресурсов очень сложно — имеющиеся котельные, сделанные под газ, необходимо переделывать на торф, бурые угли, которые тоже по-своему вредны и дают большие выбросы, с которыми зачастую неизвестно как бороться».

Недавно Вячеслав Кувшинов также сообщил, что строительство АЭС будет осуществляться в строгом соответствии с нормами МАГАТЭ. То есть все работы на каждом этапе должны соответствовать международным правовым нормам. В настоящее время существуют типы реакторов (например, водо-водяного типа), которые в десятки тысяч раз безопасней Чернобыльского. В Европе 33% электроэнергии вырабатывается за счет атомных станций. Во Франции этот показатель составляет около 80%, в Швеции — 49%. Отметим, что в настоящее время страна — поставщик оборудования для будущей АЭС неизвестна. Скорее всего, будущего поставщика оборудования для атомной станции определит тендер. Однако уже сейчас прорабатываются вопросы подготовки кадров в области ядерной энергетики. Планируется, что на первоначальном этапе кадровый потенциал будет сформирован в основном за счет приглашенных специалистов. На втором этапе предполагается обучение собственных работников для эксплуатации АЭС, которые пройдут стажировки в России, Украине и странах Западной Европы.

Диверсификация ТЭР

Белорусские энергетики планируют осуществить диверсификацию не только по видам топлива, но и по поставщикам. Например, при закупках каменного угля поставщиком могут быть Украина, Польша и Россия. В то же время Минэнерго имеет возможность приобретения каменного угля и на бирже с последующей доставкой его морским путем до портов Клайпеды или Вентспилса с последующим прибытием на железнодорожном транспорте в Беларусь. «По нашим расчетам, каменный уголь не становится «золотым», потому что фрахты судов не так уж и высоки, и по расчетам с учетом существующих тарифов он дороже, чем просто поставка с Украины или Польши, но при этом не более чем на 3-4%», — сказал В. Бобров. В любом случае в вопросе поставок энергетического сырья должны быть просчитаны все варианты и определен наиболее эффективный. В свою очередь, ведущий специалист ОДУ Минэнерго Владимир Кордуба сообщил, что в 2007 году энергетики планировали импортировать электроэнергию из России и Украины. По его словам, существовала договоренность в начале года об объемах. Однако ситуация в Украине в связи с жаркой погодой изменилась, и Минэнерго импортировал не 1,5 млрд кВтч электроэнергии в первом полугодии, а чуть больше 900 млн кВтч. «В настоящее время Украина нам не поставляет электроэнергию. Мы прекратили поставки еще в начале июня. Российская сторона продолжает поставлять нам электроэнергию, и похоже, что мы выберем те 3,5 млрд кВтч электроэнергии на 2007 год», — сказал В. Кордуба. Отметим, что процесс переговоров об объеме и ценах на 2008 год продолжается. Несколько недель назад представители Минэнерго ездили в Россию, а недавно в Беларусь приезжали украинцы. Пока договоренности по объемам и цене согласовываются.

Обоснование инвестиций

В энергетике любой проект по строительству ведет обоснование инвестиций в строительство. Фактически это тот же бизнес-план. Единственное отличие бизнес-плана — это проверка организации на кредитоспособность, которая собирается его реализовывать и проводить, а также аудиторская проверка. То есть фактически все мероприятия носят под собой обоснование инвестиций. При этом сопоставление сроков окупаемости проекта расчетным путем и путем составления сроков окупаемости фактически производится в обязательном порядке с тем, чтобы определить эффективность инвестиций. Кроме того, все проекты в Минэнерго проверяет Комитет госконтроля, который также сравнивает все эти показатели. В Минэнерго действительно есть проекты, которые имеют очень большой срок окупаемости. К таким в первую очередь относятся социальные проекты или проекты с точки зрения обеспечения энергетической безопасности страны. Например, первоначально сроки окупаемости строительства мини-ТЭЦ на местных видах топлива составляли более 30 лет. К энергетикам относились с недопониманием — зачем использовать местные виды топлива, когда есть такой энергоресурс, как природный газ — экологически чистый, позволяющий наладить автоматическое управление, обеспечить достаточно высокий КПД топливоиспользующего оборудования. Однако после того, как цены на голубое топливо подскочили более чем вдвое, критиков стало меньше, потому что окупаемость проекта с использованием местных видов топлива стала значительно ниже. Но здесь, как отмечает Владимир Бобров, появляется вторая сложность — эти проекты сейчас стараются реализовать многие страны.

Согласно директиве Евросоюза страны ЕС к 2020 году увеличат использование возобновляемых источников энергии с 7% до 20%. Россия также идет по пути реализации проектов с возобновляемыми источниками энергии. Отсюда удорожание стоимости производимого оборудования. То есть вложение денег в эти проекты в настоящее время — это приблизительно в два раза больше, чем три года назад в это же оборудование. «Кто не начал эту работу три года назад, сейчас опоздал, — сказал Владимир Бобров. — Мы начали эти работы заранее, потому что предвидели изменение ситуации и скачок цен на поступающее в страну углеводородное топливо, что привело к повышению окупаемости проектов. Я думаю, что сейчас вопрос стоит об использовании другого оборудования — более эффективного. В энергетике очень сильно завязаны тарифы, себестоимость и рентабельность, поэтому мы со своей стороны как можно больше внимания уделяем эффективности такого оборудования и надежности его работы, чтобы потом не считать выпадающий доход из- за его ненадежности и обращаться со штрафными санкциями поставщикам. Вот это у нас обязательно выполняется».

За сферу инвестирования в проекты по энергосбережению отвечают все министерства, но в большей мере департамент по энергоэффективности МЧС. В этой области выделение средств на реализацию проектов происходит только тогда, когда готова проектно-сметная документация, предусматривающая, в первую очередь, также обоснование инвестиций. Как уже было отмечено, каждая тонна условного топлива становится дороже и весомее с точки зрения вкладывания в ее реализацию денег. Это видно и по обоснованиям инвестиций — есть и дорогостоящие социальные проекты, которые нельзя сбрасывать со счетов (удивительно, но и они со временем становятся окупаемыми). Например, котел на Бобруйской ТЭЦ-1, работающий на лигнине. Это первый успешный разработанный проект. За те же деньги энергетики получили котел паропроизводительностью не 30 тонн в час, а значительно больше, потому что лигнин как топливо оказался неизученным, и на практике его использование получилось более эффективное. Кроме этого, была решена социальная проблема — возле Бобруйска находятся залежи лигнина 19 метров в высоту площадью 13 га, которые через сточную воду попадали в реку Березину. Но самое неприятное — лигнин, когда его влажность составляет менее 40%, легко воспламеняется, и, если катастрофических воспламенений не было, то это заслуга, в первую очередь, энергетиков и МЧС. В Иркутской области залежи лигнина после воспламенения горели и тлели несколько месяцев, при этом концентрация вредных веществ превышала норму более чем в 60 раз. В данном случае решение социально-экологической проблемы оказалось еще и эффективным — согласно произведенным расчетам срок окупаемости данного котла снизился с 30 до 19 лет.

Александр ПАНИЧ


Строительство и недвижимость. Статья была опубликована в номере 36 за 2007 год в рубрике энергетика

©1995-2022 Строительство и недвижимость