В России нет базы данных энергоэффективных технологий

В марте 2007 г. Российским союзом промышленников и предпринимателей в составе Комитета по энергетической политике образована Рабочая группа по энергоэффективности и энергосбережению, целью деятельности которой является создание научно-технических, законодательных, социальных предпосылок к внедрению в ТЭК, промышленность и ЖКХ России энергоэффективных технологий и оборудования и реализации эффективной политики энергосбережения.

Несомненный интерес представляет подготовленная рабочей группой аналитическая записка «О проблемах энергоэффективности и энергосбережения в России». Сегодня наращивание производства и энергетических мощностей требует огромных средств. В то же время существующий дефицит энергии — результат не только высоких темпов экономического роста, но и низкой эффективности использования газа, электрической и тепловой энергии. Вот почему повышение экономической эффективности предприятий и как следствие их конкурентоспособности за счет применения энергосберегающих технологий, модернизации производства и собственных НИОКР в этой области становится одной из наиболее актуальных тем, говорится в записке. В конце 2005 г. президентом России была поставлена задача завоевания лидерства в мировой энергетике с помощью внедрения новых ресурсосберегающих технологий, основанных на глубокой переработке возобновляемых видов сырья. Данное направление должно основываться на сочетании наращивания объемов производства и экспорта ТЭР, производимых крупными российскими компаниями, с организацией широкой региональной сети автономных частно- муниципальных ТЭК, вырабатывающих дешевые виды топлива, тепла и электричества и расположенных максимально близко как к источникам сырья, так и к источникам потребления.

К сожалению, существует огромное (на десятки лет) отставание России в сравнении с современными достижениями, разрабатываемыми и уже внедренными в цивилизованном мире. Во многих странах работают сотни крупных и тысячи мелких предприятий, выпускающих синтетическое топливо и производящих теплоэнергетические ресурсы из всех видов органосодержащего сырья. Их доля составляет от 20% до 80% в общих объемах потребления. Так, в США на 40 действующих заводах переработки кукурузы производится более 6 млн т топлива с перспективой увеличения их объемов к 2025 г. до 25% от общей потребности страны. В Бразилии 5 млн автомобилей полностью переведены на биотопливо, вырабатываемое из тростника, а 9 млн используют его в смесях с содержанием биоэлемента до 20% с экономической эффективностью от снижения импортных поставок топлива в объеме $12,5 млрд с одновременным созданием 700 тыс. рабочих мест. В ЮАР более 30 лет действуют четыре завода глубокой переработки углей с объемом производства светлых нефтепродуктов более 4 млн т в год. Германия, Польша, Китай, США обеспечивают выработку теплоэнергетических ресурсов из угля в объемах 52-72% от общего объема генерации. Аналогичное производство за счет сжигания отходов в странах Западной Европы составляет 2,5% (в Испании — около 5%), а в скандинавских странах из растительной биомассы вырабатывается до 20% потребляемых ресурсов. В течение 3-4 лет в ряде европейских стран будет построено 15 топливных заводов переработки пластиковых отходов с выходом топлива до 70%. В России же, кроме нескольких устаревших либо строящихся в Москве и Краснодарском крае дорогих и экономически малоэффективных мусоросжигательных заводов, ничего аналогичного нет (включая попытки Минпромэнерго перепрофилировать ряд гидролизных заводов на выпуск биоэтанола). И это все, несмотря на десятки миллионов тонн образующихся ежегодно на растущих свалках отходов и сотни миллиардов тонн неиспользуемых чадящих торфяников, угольных отходов на пылящих терриконах. Только сейчас на ряде предприятий подготовлен выпуск небольших установок пиролиза и газификации автошин, дерево- и сельхозотходов, угля, а вся переработка ТБО представляет собой в лучшем случае сортировку основных компонентов рециклинга (металл, стекло, резина, пластик, целлюлоза) с захоронением до 60% всей оставшейся части. В применяемых технологиях сжигания твердых топлив в стандартных котельных с получением тепла КПД не превышает 35%, а при комбинированной выработке тепла и электричества (когенерации) — 60%. При этом сроки окупаемости при эксплуатации ТЭЦ, работающих на твердом и газообразном топливе, доходят до 5-7 лет и с опережающим ростом цен на природный газ по сравнению с ростом тарифов на теплоэнергоресурсы будут только увеличиваться. Поэтому говорить о большом желании инвесторов входить в такие проекты пока рано, хотя крупнейшие российские компании («Интеррос», «Базэл», «АФК-Система», «Альфа-групп») начинают проявлять себя на региональных рынках ЖКХ.

Вышеуказанные факторы ведут к удорожанию топливно-сырьевой составляющей тарифов и их росту, что в свою очередь ведет к замедлению темпов развития экономики страны наряду с недостаточным развитием социальных достижений. Указанные проблемы невозможно устранить традиционными методами в условиях повсеместного бюджетного дефицита при наличии большой удаленности и изолированности от централизованных источников ТЭР многих потребителей (на 70% территории России) со значительными расходами по обеспечению северного завоза, а ведь это миллионы тонн топлива и десятки миллиардов рублей бюджетных средств. На современном этапе развития ведущих системообразующих компаний России актуальными проблемами становятся дальнейший рост капитализации, рентабельности и эффективности инвестиций в производство, снижение издержек на всех этапах производственных процессов, улучшение экологических показателей. Достижение этих целей возможно путем внедрения новейших прорывных, быстроокупаемых отечественных энерго-ресурсосберегающих технологий и высокотехнологичного оборудования.

Энергоресурсосбережение — требование времени, без удовлетворения которого невозможно обеспечить рентабельность бизнеса при постоянном росте тарифов на энергоносители и начавшемся дефиците электроэнергии, сдерживающих быстрое развитие большинства секторов российской экономики. В свою очередь, эффективное энергоресурсосбережение, являясь мощным скрытым инвестиционным ресурсом, позволяет ускорить решение поставленных президентом задач (удвоение ВВП, повышение конкурентоспособности и энергобезопасности национальной экономики). Международные обязательства, принятые Россией в связи с подписанием Киотского протокола и предстоящим вхождением в ВТО, также диктуют необходимость повышения энергетической и экологической эффективности во всех отраслях хозяйственной деятельности. В документе «Энергетическая стратегия России на период до 2020 г.» (ЭС-2020) потенциал технически возможной и экономически оправданной экономии ТЭР оценен в объеме около 400 млн т у.т., или около 300 млрд RUR. Анализ хода реализации ЭС-2020 по параметрам энергетической эффективности показывает, что достигнутые в этой сфере результаты существенно превосходят прогнозные оценки Энергостратегии. В соответствии с ЭС-2020 удельная энергоемкость ВВП в 2005 г. должна была по сравнению с 2000 г. составить 85%, в то время как фактически она снизилась до 78,9%.

По выполненным оценкам, около 80% достигнутого снижения удельной энергоемкости экономики связано со структурными составляющими, и лишь около 20% — с реализацией имеющегося технологического потенциала энергосбережения. В то же время в ЭС-2020 предусмотрено, что за счет технологического энергосбережения может быть обеспечено 30-35% снижения удельной энергоемкости. Таким образом, при реализации этих оценок энергостратегии снижение удельной энергоемкости экономики и затрат на энергоснабжение России могло бы быть еще более динамичным, поскольку суммарный потенциал технологического и организационного энергосбережения достигает 40-45% от всего энергопотребления страны. Однако для этого необходимо осуществить меры по повышению экономической заинтересованности потребителей топлива и энергии в энергосбережении, в том числе по соответствующему стимулированию инвестиций в этой сфере деятельности. Пока же российская экономика энергорасточительна, энергоемкость ВВП России в 3-3,5 раза превышает уровень промышленно развитых стран. Как решающее направление в развязке этой проблемы видится эффективное энергосбережение, причем как в сфере потребления за счет существенного повышения потребителями топлива и энергии эффективности использования энергоресурсов, так и в сфере непосредственно ТЭК через снижение издержек производства, транспортировки и переработки нефти и газа, выработки и передачи электроэнергии. Это позволит высвободить и перераспределить энергоресурсы и финансовые потоки в энергетике, промышленности, в сельском и жилищно-коммунальном хозяйстве, на транспорте.

Каковы основные препятствия на пути внедрения в России энергосберегающих, ресурсоэффективных технологий? Во-первых, это отсутствие авторитетных энергосервисных компаний, способных обеспечить надежный и эффективный проектный менеджмент и готовых гарантировать инвестору и заказчику величину экономии ресурсов и сроки возврата инвестиций. Пока идет отчаянная борьба сотен мелких фирм за энергоаудит, поставку оборудования, пуско-наладку. Во-вторых, недостаточность практики доказательного мониторинга экономии финансовых средств после внедрения энергоэффективного оборудования. В-третьих, нет правил бухгалтерского учета получаемой экономии на систематической основе, ее дифференцированного учета, аккумуляции и, что очень важно, распределения между участниками процессов энергоресурсосбережения. А главное, в четвертых, нет стимулов. Государство финансирует энергосбережение по остаточному принципу, фактически проводится политика лозунгового энергосбережения, где нормальные финансовые и организационные механизмы подменяются декларациями. Разница в показаниях приборов учета у поставщика и потребителя — это не экономия. Поэтому необходимо вводить жесткие технические стандарты, не позволяющие использовать энергозатратное оборудование и технологии, вводить административные меры, стимулирующее активное энергосбережение, оказывать прямую государственную финансовую поддержку типовым быстроокупаемым тиражируемым проектам в сфере энергоресурсосбережения.

Успешно реализовать инвестиционные проекты в современных российских условиях возможно только с использованием энергосберегающих технологий и энергоэффективного оборудования с высокой экономической отдачей и малыми сроками окупаемости. Однако проведенный анализ показал, что до сих пор в России не создана современная база данных эффективных технологий, на рынке существует незначительный выбор действительно прорывных быстроокупаемых технологий, и особенно оборудования, прошедшего госэкспертизу и доказавшего свою надежность. Налицо слабая коммерциализация научных идей, разработок и патентов в этой области и разобщенность структур, которые продвигают новое оборудование: на рынке существуют десятки научных и инновационных групп, работающих по одному направлению и зачастую дублирующих друг друга. В России тяжело внедряются революционные технологии, так как нет реальной возможности коренной реконструкции предприятий. Поэтому зачастую нужны эволюционные энергосберегающие технологии, позволяющие значительно снизить капитальные и эксплуатационные затраты, оптимизировать технологические процессы и таким образом консолидировать ресурсы для поэтапной модернизации объектов промышленности и ЖКХ. Наличие хороших технологий — условие необходимое, но не достаточное. Нужен комплекс организационно-технических мероприятий, отработанный финансово-правовой механизм, позволяющий осуществлять принципиально новый, системный подход к разработке и реализации региональных и отраслевых инвестиционных проектов. Это предполагает наличие специально организованных структур. Например, в форме консорциумов, объединяющих российские и зарубежные инжиниринговые, энергосервисные, энергоаудиторские фирмы, производителей оборудования и систем управления, консалтинговые и инвестиционные компании.

По материалам РСПП подготовил Сергей ЗОЛОТОВ


Строительство и недвижимость. Статья была опубликована в номере 21 за 2007 год в рубрике энергетика

©1995-2022 Строительство и недвижимость