Состояние и перспективы развития архитектуры жилых зданий


Из доклада В.Н. АЛАДОВА, президента Белорусской академии архитектуры, заслуженного архитектора Республики Беларусь (Минск)
Обсуждение вопроса о перспективах жилищного строительства в XXI в. на последней сессии Общего собрания Белорусской академии архитектуры показало огромный интерес архитектурно-строительной общественности к этой проблеме.


Многие, в том числе и я, принимали участие в создании архитектуры жилища второй половины прошедшего века. Выполняя социальный заказ по обеспечению каждой советской семьи отдельной квартирой, мы находили решения в максимальной индустриализации и стандартизации строительства и теории красоты природных форм. Я не хочу никого и ничего “очернять” — все мы работали, как могли, и поставленные задачи выполняли. Но то, что, может быть, было хорошо вчера, не обязательно подходит сегодня.
Нам всегда были известны недостатки панельных домов: жестко фиксированные параметры помещений из-за совмещения конструктивных и ограждающих функций стен и перегородок, низкая звукоизоляция помещений, ненадежность стыков панелей и их высокая теплопроводность и т.д.

Многие из нас — хотя “теоретики” убеждали нас в обратном — прекрасно понимали, что безликая архитектура жилой застройки ни в коей мере не может быть художественным произведением. Тем не менее, и в этих условиях за счет интересных градостроительных решений были созданы достаточно выразительные композиции.
Однако все в мире имеет свой предел. Пора признать, что и то направление в жилищном строительстве, которому мы следовали полвека, исчерпало свой ресурс, а архитектурно-строительная наука уже сегодня дает нам в руки новые конструкции и материалы, представляющие значительно большие возможности для проектирующих архитекторов. Кроме того, сегодня стало ясно, что стандартизация и массовое тиражирование изделий вовсе не является обязательным условием эффективности строительного производства.

На мой взгляд, роль архитектурной науки в настоящее время резко меняется. Если в прошлом она в основном мотивировала и разъясняла решения, принятые партией и правительством, то сегодня задачи архитектурной науки — стимулировать творческий поиск, на основе анализа практики и экспериментального проектирования подсказывать направления этого поиска, исследовать объективные параметры проектной деятельности. Это не значит, что она должна диктовать и ставить рамки для творческой работы, как это случалось раньше, преподносить готовые рецепты на все случаи жизни. Но дать генеральное направление поиска — это ее долг. Тем более, что сегодня архитектурная (а может, правильнее — архитектурно-строительная) наука включает в себя изучение и идеологических вопросов, и технологических проблем, и творческих дисциплин, и культурных течений, и чисто конструктивных исследований и вопросов, связанных со строительными материалами и конструкциями.

Итак, пришло время, когда необходимо сделать следующий шаг в направлении новой архитектуры, придать новые качества архитектурным решениям на качественно новом художественном и техническом уровне. Это стало ясно не только специалистам, но и простым потребителям строящегося жилья. Люди отвергают концепцию жилища, возникшую в середине прошлого века, считают панельные дома жильем низшего сорта, и этому, оказывается, имеется объективная причина. Человек как биологический вид сформировался в условиях природного многообразия, и его зрительный аппарат ориентирован на сложившиеся веками ритмы, пропорции, размеры, существующие вокруг него. И если классическая и лучшие образцы современной архитектуры учитывали эти условия, создавая комфортную визуальную среду, то современная массовая жилая застройка начисто их отвергла.
Агрессивная (наличие в поле зрения значительного количества одних и тех же элементов) и гомогенная (большие плоскости при минимуме деталей) направленность массовой жилой застройки, как выяснили ученые-биологи, приводит человека в визуальный стресс, постепенно разрушающий его психику, а постоянное созерцание агрессивной среды даже расстраивает зрение.
Не решены сегодня вопросы не только видеоэкологии, но и соответствия новостроек элементарным экологическим требованиям. Широко применяемые сегодня балконы, лоджии, эркеры, формирующие фасадные поверхности, зачастую не только не придают зданию привлекательного вида, но и ухудшают, а порой и уничтожают необходимую инсоляцию и освещенность помещений, неоправданно увеличивают теплопотери. Проблем много. Но нельзя сказать, что поиск новых направлений архитекторами и конструкторами не ведется. Многие из них, занимающиеся проектированием жилья, поняли, что наступило другое время, требующее иных подходов.

Но любому практическому нововведению, а тем более крупномасштабной реформе жилищного строительства, должна предшествовать достоверная научно обоснованная теория, в данном случае — теория архитектуры современного жилого здания, тесно связанная с современными конструктивно-технологическими системами.
Первый шаг, думается, уже сделан. Он состоит в том, что мы, пусть и не совсем единодушно, приходим к убеждению, что только разделение функций несущих и ограждающих конструкций освобождает нас не только от пут незыблемости габаритов помещений, но и от монотонности фасадных решений сборных домов.
Следует признать, что разработанная в УП “Институт БелНИИС” (Минск) специально для гражданских зданий каркасная система, отмеченная не так давно Государственной премией, может стать основой для разработки жилых домов с разнообразными и отвечающими требованиям видеоэкологии архитектурными решениями. Залогом этого должен стать развеянный миф о том, что самые дешевые дома являются продукцией ДСК. Это неправда, что некрасивый дом обязательно самый дешевый. Возможно, к этому тезису привела идеология уравниловки, обезличивания “народных масс”. Конечно, крупнопанельные дома оказались более дешевыми, чем кирпичные. Но уже построенные в каркасных конструкциях серии Б1.020.1-7 дома оказались реально дешевле панельных! Сегодня ведутся исследовательские работы по усовершенствованию этих конструкций, при которых материалоемкость и трудоемкость их возведения наверняка станет еще ниже. Вот это и есть основной путь снижения стоимости строительства.
К сожалению, 50 лет господства ДСК дают о себе знать и в мышлении архитекторов. Новые каркасные дома могли бы быть менее “скованы” в художественном отношении, больше радовать глаз, имея большую индивидуальность. Но пока в сознании архитекторов еще сильна инерция “минимализма” прошлых лет и боязнь “украшательства”.

А ведь сегодня доказано (опять не архитекторами, а биологами), что декор, гармонизирующий архитектурную среду, не просто украшает здание — он необходим с точки зрения видеоэкологии для нормальной жизнедеятельности людей, так как он физиологически рационален и экологичен.
В то же время, если в современной архитектурной практике мы имеем целый ряд стилевых направлений, в которых выполнены знаменитые крупные общественные здания, если западные теоретики полагают, что в этом жанре архитектура высоких технологий, основанная на компьютеризации, прочно войдет в культуру нового тысячелетия, то концепция архитектуры жилища сегодня практически не разработана.
Ясно одно: жилой застройке следует вернуть ту роль, которую она играла до 1954 года — роль архитектурных ансамблей в комплексе с общественными зданиями, используя весь положительный и учитывая отрицательный опыт второй половины XX в.
С целью решения этой задачи Министерство архитектуры и строительства Республики Беларусь утвердило к выполнению научно-исследовательскую тему, рассчитанную на 3 года “Разработать принципы архитектурного проектирования современных жилых зданий массового назначения в прогрессивных конструктивных системах и подготовить комплект нормативной документации с учетом социально-экономических, экологических и других условий Республики Беларусь”. В этом году предполагается выполнить научный анализ средств и приемов архитектурной композиции жилых зданий с учетом наработанного опыта современной проектной практики и натуральных обследований и дать предложения по принципиальным направлениям формирования фасадных поверхностей жилых домов в современных строительных системах. Результатом этого исследования должно стать издание практических рекомендаций по проектированию, которыми смогут пользоваться как проектировщики, так и эксперты директивных органов.

Речь будет идти как о вопросах, связанных с объективными физическими явлениями (инсоляция, освещенность, теплопроводность и т.п.), так и о композиции фасадов жилых зданий, увязанных с требованиями видеоэкологии и основанных на принципах композиции классической архитектуры, считавшихся излишними в современной архитектуре. Таким образом, ставится вопрос об уходе от безликой, бездуховной архитектуры жилищ к гуманистической, близкой человеку архитектуре. Наши оппоненты возражают нам, приводя в качестве главного аргумента то, что в Германии продолжается строительство панельных домов. Это правда. Совсем недавно я видел, как в целостный ансамбль времен ГДР на Карл-Маркс-аллее в Берлине включены расчерченные на квадраты фасады панельных блоков. Создается впечатление, что кто-то целенаправленно уродует то хорошее, что было создано до объединения Германии, чтобы дискредитировать тот общественный строй. А вторая причина — та же, что и у нас: в бывшей ГДР также не знают, что им делать с достаточно большими производственными мощностями ДСК — вот и продолжают воздвигать — причем только на Востоке — те же унылые однообразные жилые постройки.
Нужно ли нам все время оглядываться на Запад и ждать, что “заграница нам поможет”?

Несомненно, что сегодня, когда мы получаем огромное количество информации о новых технологиях и материалах, мы обязательно будем этой информацией пользоваться и, что греха таить, что-то заимствовать, и нет в этом ничего зазорного. Но нельзя, поскольку это абсолютно бесперспективно, заменять “советский” стандарт на стандарт американский. Да и технологические возможности у нас другие. Не превратим ли мы поэтому заокеанский стандарт в карикатуру на американскую архитектуру? Мне еще раз хочется напомнить одно из последних высказываний доктора архитектуры, одного из организаторов архитектурной науки Андрея Владимировича Иконникова: “В любом соревновании, безусловно, проигрышно положение догоняющего. Догонять чужую архитектуру, возникшую как отражение иных отношений между людьми иной культуры и иного развития техники еще более бессмысленно, чем догонять Америку по молоку и мясу или Австралию по разведению кенгуру. Нелепо искать для себя ориентиры в англо-американско-японской архитектуре высоких технологий, когда эти технологии надо развивать — и развивать как-то по-другому, не пытаясь воспользоваться чужой колеей”.
В нашей истории в 1920-40-е годы уже были мощные всплески именно национальной архитектуры, которые долго игнорировались теоретиками западной культуры. Да и сегодня еще наши ученые мэтры, расставляя оценки за творчество зодчих ХХ в., “пятерки” ставят лишь десятке западных архитекторов первой половины столетия. Тем не менее, постепенно и в западных изданиях среди лучших шедевров века появляются произведения советских архитекторов 1930-50-х годов.

Речь, конечно, не идет о реставрации так называемой сталинской архитектуры, или конструктивизма 1920-х годов. Однако лишь тогда создается высокая архитектура, когда она опирается на национальную культуру, на культурные традиции, сочетая это с передовой наукой и технологией.
Необходимо выработать концепцию и того, в каком направлении проводить реконструкцию домостроительных комбинатов. Ибо уже сегодня существует опасность, что, затратив огромные средства на их модернизацию, мы получим то же качество архитектуры при тех же пороках, с которыми сегодня ведем борьбу. Думается, что за те же средства можно коренным образом изменить профиль этих предприятий с учетом современных технологий и требований комфортного проживания людей.
Огромная проблема — оставшиеся от 1960-80-х годов жилые дома, многие из которых уже выработали свой не только моральный, но и физический ресурс. Как известно, в России их уже начали сносить. Возможно, какую-то их часть целесообразно реконструировать. Есть достаточно значительное количество жилых зданий со стенами из кирпича и крупных блоков, которые с заметным экономическим эффектом могут быть модернизированы как в планировочном отношении, так и по внешнему виду с учетом улучшения экологических характеристик.

В БелНИИПградостроительства (Минск) ведутся исследовательские работы по уплотнению существующей жилой застройки и устройству современного благоустройства, и, надо надеяться, что результаты этой работы дадут как экономический, так и социальный эффект. Но по реконструкции собственно зданий цельной концепции не существует, и они не разрабатываются.
Таким образом, пути снижения стоимости строительства при повышении потребительских качеств жилья состоят не в снижении стоимости проектных работ или зарплаты строителей и не в упрощении фасадных решений зданий, а в широком использовании новых эффективных конструктивно-технологических систем, в снижении материало- и энергоемкости строительства и расходов на эксплуатацию зданий и, конечно, в грамотных объемно-планировочных решениях зданий, создании современной привлекательной архитектуры, рациональной планировке территорий и элементов обслуживания и благоустройства.

По материаламмеждународной конференции“Строительство и архитектура” (БНТУ, Минск, 4-6 февраля 2003 г.)


Строительство и недвижимость. Статья была опубликована в номере 08 за 2003 год в рубрике выставки

©1995-2022 Строительство и недвижимость