Стройка века: взгляд на «Экспо-2000» как на строительный проект

Давно закрылась Всемирная выставка конца тысячелетия - "ЭКСПО-2000". Подошла к концу даже распродажа артефактов выставки на сайте в Интернет - от зданий до офисной техники. Но креативность идей, воплощенных на территории выставки под Ганновером и во всем мире, заставляет возвращаться к ним снова и снова.

Строительная часть проекта выставки от идеи до ее воплощения на практике была интересна и многогранна. Выставочная территория представляла собой настоящий город со своими бульварами, улицами, площадями, инфраструктурой и транспортными линиями. Несомненно, для проектировщиков и строителей интересно было бы познакомиться с изумительными по своей архитектуре зданиями выставочных павильонов, с совершенством коммуникаций, которые несмотря на все свое обилие и разнообразие никому не бросались в глаза, с качеством покрытий дорог и площадей этого сиюминутного города, чудесами озеленения террас и кровель, устройства искусственных водоемов и фонтанов...

Впрочем, все это лучше один раз увидеть, чем прочитать в газете. И не это главное. Чудо состояло в самом городке, как едином целом. В гармонии соотношения пространства улиц с пропорциями павильонов, в сочетаемости павильонов различных стран, образующих органичные ансамбли. Казалось, что ничего не было лишнего, но все необходимое было предусмотрено.

Предыстория проекта

Поражал также срок, за который был возведен этот чудо-город. Для обустройства выставки он был велик, для обустройства городка - рекордно короток. В 1991 году Совет города Ганновера принял решение о месте проведения "ЭКСПО-2000". В 1992 году архитектурное бюро Арнаболди/Кавадини из Локарно объявило конкурс идей оформления территории, которые должны были впоследствии лечь в основу мастерплана выставки. В 1994 году выставка была официально зарегистрирована. Тогда же было основано общество ("EXPO2000 Hannover GmbH") для подготовки и проведения Всемирной выставки в Ганновере, состоявшее первоначально из пяти человек; позднее с ним работали на контрактной основе архитекторы, менеджеры, финансисты, ученые и художники. В 1995 году была утверждена концепция тематического парка. А в апреле 1996 года начались строительные работы по освоению территории Кронсберг, отведенной для экспозиций тех стран и организаций, которые пожелали построить собственные павильоны под девизом "город и регион как экспонат". 17 ноября 1997 года началось строительство первого международного павильона "ЭКСПО-2000" - павильона Нидерландов. 28 октября 1998 года начались работы на территории будущего павильона самой Германии.

В день открытия, 1июня 2000 года ЭКСПО2000 представила посетителям 160 га своих выставочных площадок, из которых 60 га были заново освоены.

Все это потребовало от организаторов хорошего менеджмента проекта, энтузиазма и упорства. Дело в том, что первоначально высказывались предложения разместить всемирную выставку только ... в Интернете, обосновывая такое решение двумя причинами. Первая - тяжелое экономическое положение Германии после воссоединения. Вторая - тенденция к виртуализации международных контактов. Были и более прозаические причины: далеко не все жители Ганновера хотели, чтобы всемирная выставка проходила у них под боком. В результате опроса горожан 12 июня 1992 года свое согласие с выставкой выразили 51,5%. Это и решило дальнейшую судьбу "ЭКСПО-2000".

Такое же сопротивление вызвало решение о расширении прежних рамок Ганноверской выставки. Не будь "пробито" это решение, "ЭКСПО-2000" лишилась бы своей прекрасной Экспо Плаза - площади, где ежедневно в течение всего периода выставки праздновался Национальный день кого-либо из участников. Не был бы воплощен Европейский бульвар с изумительными павильонами наций. Не украсили бы эту территорию искусственные сады из живых деревьев и парковые ландшафты. Решение о расширении выставки на восток было вызвано желанием многих экспонентов иметь свой собственный выставочный павильон, даже внешний облик которого выражал бы национальные идеи, имел бы национальный характер. Участников было много, площади для все не хватало. Поэтому земля была арендована у частных владельцев на время выставки. После выставки город Ганновер получил в подарок новый городской район.

Откуда были привлечены инвестиции

За шесть лет до открытия выставки началась большая работа по привлечению инвесторов и спонсоров, так как бюджет выставки должен был быть сформирован почти исключительно за счет частных средств. Именно благодаря мужеству инвесторов (иначе не скажешь: они вкладывали деньги в то, что существовало лишь в головах проектировщиков) и работе менеджеров проекта, которые смогли этих инвесторов привлечь, выставка смогла состояться.

Такой подход обусловил и цель управления ресурсами: достижение высочайшего качества в рамках имеющегося бюджета. Поэтому во время проектирования выставки применялся максимально экономичный подход реализовывать одним ударом все, что только есть нового среди представленных идей в сфере техники, экономики, информации и прочих областях знаний.

Это ограничение постоянно контролировалась критически настроенной общественностью. Как всегда при осуществлении всех крупных международных проектов, этот контроль осуществлялся "с лупой в руках".

С другой стороны, со временем обустройства "ЭКСПО-2000", она сама стала восприниматься как повод для долгосрочно планируемых инвестиций. Транспортная инфраструктура внутри и вокруг Ганновера была усовершенствована согласно новейшим разработкам в области логистики и экологии. Прежние постройки Ганноверской выставки были обновлены посредством изменения облика выставочных залов, возведением своеобразной кровли из дерева над озером в центре выставки, широкой лестницей к Экспо Плаза.

Принципиальная идея проектирования: вернуть все в первоначальное состояние

Выставка не оставила после себя не только ни одной руины, но даже щепки мусора, как и обещали ганноверцам ее устроители. И это очень жалко. Жалко, что ганноверцы восприняли выставку как что-то чужеродное и поспешили избавиться даже от воспоминаний о ней. Хотя, наверное, по-другому нельзя было. Попробуем разобраться.

Никогда раньше тема последующего использования земли и павильонов после выставки не играла такой большой роли, как на "ЭКСПО-2000". Все что можно было продать, все что хотели купить, после выставки очень интенсивно и по бросовым ценам распродавалось: сувениры, павильоны, строительные материалы...

Экономическая целесообразность сегодня все чаще воспринимается сиамской сестрой экологического подхода к ресурсам Земли. Особенно это верно для строительства. Поражающий воображение посетителей своим технологическим совершенством японский павильон был сделан... из бумажных материалов. Павильон, спроектированный для международной организации ZERI колумбийским архитектором Симоном Велез, напоминающий собой гигантский гриб, "выросший" на территории 2050 м2, был собран из бамбука, скомбинированного с переработанным цементом и деталями из отходов старых медных замков и ключей. Легкая конструкция, абсолютно дружественная по отношению к окружающей среде и значительно менее дорогая, чем помещение аналогичного размера из стали и бетона, было после выставки подвержено рециклингу. Как и японский павильон.

В идейном основании "ЭКСПО-2000" лежала программная акция Агенда-21, подписанная в 1992 году в Рио-де-Жанейро 179 главами государств. Суть ее в том, что в 21 веке технический прогресс больше не должен рассматриваться лишь в аспекте облегчения человеческого существования, он должен базироваться на уважении к природе и быть социально согласованным. Это означает ответственное использование социальных, культурных, экологических ресурсов, так же, как и экономических. Поэтому все павильоны и должны были после выставки либо быть использованы дальше, либо после своей разборки подвергнуться процессу рециклинга.

Посетители, которые наблюдали издали павильон Бразилии, могли видеть на нем проекцию широкого голубого неба. Но стоило подойти поближе, как "небо" оказывалось композицией из бесчисленных металлических пластинок, полученных путем рециклинга. Стены павильона, составленные из множества параллельных деревянных палочек, свободно передвигаемых перпендикулярно плоскости алюминиевых стен с отверстиями, позволяли каждому, кто их касался, изменить облик стены, оставив на ней свой "отпечаток". Это символизировало собой простую мысль: каждый, кто вступает в павильон Бразилии, изменяет его, точно так же, как любой человек изменяет свое окружение, когда использует его.

Как был организован демонтаж

Демонтаж выставки оказался делом ничуть не более легким, чем ее устройство.

План демонтажа, все сроки поэтапного его проведения были оговорены задолго до закрытия выставки. Очевидцев процесса демонтажа поразила прежде всего не его техническая оснащенность, а именно умелая и четкая организация всех операций, точное соблюдение сроков и слаженность действий всех участников этого гигантского муравейника. Оказалось, что план - это не просто приближенное описание процесса, а документ, где каждая запятая может повлечь за собой санкции.

Спустя буквально месяц после закрытия выставки, ничто на дополнительных 60 га не напоминало о многоэтажных павильонах Европы и дворцах Востока, как будто сошедших со страниц "Тысячи и одной ночи". Вечером 30 ноября, когда над выставкой полыхал прощальный салют и звучали прощальные речи важных лиц, первые бригады рабочих-демонтажников отправлялись на разборку павильонов.

Дело продвигалось очень быстро. Рабочие работали практически круглосуточно, бригады сменялись бригадами. Каждое утро ландшафт выставки неузнаваемо менялся так, что в нем трудно было ориентироваться.

Некоторые национальные павильоны разбирались самими владельцами, то есть китайский павильон разбирали китайцы, корейский - корейцы и т.д. Кстати, о китайцах, корейцах и экономической эффективности. Китайский павильон разбирали человек 30, корейский - 2 человека. Первые работали вручную, где было необходимо, сваркой разрезая металлические конструкции павильона. Один из корейцев крушил павильон строительной грушей (все полностью - коммуникации, окна, двери, облицовочные плиты), другой грузил на самосвал и вывозил мусор. Из павильона ничего не было вынесено. Корейцы справились за две недели. Наверно, последнее было дешевле, но наши люди не могли смотреть на это варварство без слез.

В некоторых случаях выгоднее было воспользоваться импортной рабочей силой из Турции, Чехии, стран СНГ. Эти рабочие занимались в основном разборкой павильонов тематического парка, небольших торговых киосков, демонтажем мостовых улиц и эвакуацией деревьев.

Этот факт не афишировался в немецких СМИ в виду затяжной безработицы в самой Германии на фоне высокой стоимости рабочей силы. В принципе, кто отличит поволжского немца от гражданина Германии? А тарифное соглашение на последних не распространяется. С другой стороны, немецкий гражданин, как правило, не работает дольше, чем с 9 до 17. Иностранные рабочие работали на выставке с 7 до 19 часов.

Из чего была сделана "ЭКСПО-2000"

В первую очередь необходимо было освободить павильоны центральной части, где по графику должна была вскоре начаться сельскохозяйственная выставка. Эти 24 павильона - постоянное оборудование Ганноверской выставки. Они представляют собой обыкновенные промышленные здания в виде коробки величиной с футбольное поле. Плоская кровля, стены из стекла, которое заполняет проемы между металлическими фермами, все необходимые коммуникации спрятаны в полу. Ничего особенного, обычный выставочный цех, и такая его конструкция позволяет максимально использовать отведенную выставочную площадь. Под крышей этих цехов по принципу матрешки размещались собственно павильоны экспонентов, стены и содержимое которых нанизывались на металлический каркас.

Все, кому довелось побывать в тематических парках "ЭКСПО-2000", никогда не забудут фантастическое ощущение иных реальностей, непреодолимую иллюзию их "вещественности", роскошь образов, цвета, звука, климата, панорамность изображений... Каково было удивление тех, кто демонтировал всю эту феерию, когда они увидели ее изнанку! Тут сразу стало понятно, что скрывалось за определением "ЭКСПО-2000" как выставки прежде всего идей. "Материальными носителями" оказались самые простые материалы: деревянные модульные щиты, гипсокартон, металлические опоры, быстро соединяемые между собой подобно деталям конструктора. Гипсокартон отделывался пластиком и пенопластом, которые при помощи современных технологий напыления и окраски могли имитировать любую фактуру - от "живой" кожи до вороненого металла и зернистости гранита.

Благодаря современным полимерным отделочным материалам все выглядело внушительно и монументально. Благодаря легким деревянным и алюминиевым конструкциям, модульному принципу сборки унифицированных деталей все очень легко демонтировалось. Благодаря качественному планированию никто друг другу не мешал, никто не скучал без работы и было очень мало строительного мусора.

Строительный лозунг "ЭКСПО-2000" выражался такими словами: "Не на века, а временно". Мое воображение, в котором сохранилось еще воспоминание о городской правдоподобности Европейского бульвара "ЭКСПО-2000", его мостовой, поразила одна деталь. После того, как были демонтированы павильоны, выкопаны деревья, рабочие сняли и увезли плитку мостовых, потом убрали песок, который находился под ней, и на выметенной, отмытой территории восточной части "ЭКСПО-2000" глазам открылся обыкновенный немецкий автобан, с аккуратной разметкой...

Кто и как управляет строительной площадкой

Демонтаж больших зданий проводился под постоянным контролем прораба.

Характерная черта работы немецкого прораба - хорошо налаженная связь. Каждый из прорабов имеет при себе портативную радиостанцию, при помощи которой он может в любой момент связаться с любым бригадиром или другим прорабом.

На каждой демонтажной площадке постоянно присутствует инспектор по технике безопасности, назначенный со стороны надзора. Территория, на которой происходит демонтаж, должна быть отгорожена сигнальными лентами и отличительными флажками. Рабочие обязаны быть в касках и в специальной обуви с железными пластинами на подошве и сверху большого пальца стопы (чтобы ее, стопу, ни проколоть, ни отдавить не смог).

Инспектор следит за тем, чтобы все эти условия выполнялись, в трудных ситуациях рекомендует, как безопаснее произвести демонтаж. В случаях нарушения техники безопасности нарушитель вначале получает устное предписание, при повторном нарушении следует письменное обращение к его руководителю, которое фиксируется в документации и может впоследствии привести к штрафу или ликвидации подряда.

Организация труда

При демонтаже ценные декорации снимались вручную, гипсокартон разламывался и утилизировался, каркас разбирался по демонтажным схемам и аккуратно тут же складировался. Экономия времени и труда достигалась при помощи средств малой механизации - автоматических люлек и подъемных площадок.

Такой люлькой управляет один человек. Она может управляться дистанционно со стороны, но обычно человек, находящийся в люльке, имеет в своем распоряжении два джойстика. Один джойстик - для управления базой, на которой закреплена люлька, другой - для управления самой люлькой. Человек, сидя в люльке, имеет возможность передвижения в пределах павильона как горизонтально, так и вниз-вверх.

Другой рабочий управлял небольшим краном, который благодаря телескопическому строению стрелы и другим аксессуарам "трансформера", мог работать внутри павильона.

Такая мобильность позволяет участвовать в демонтаже только одному-двум рабочим, при аккуратности и быстроте выполнения задания.

Ритмично была организована и уборка мусора. Ее выполнял один человек. Точно в срок подъезжал грузовик со стандартным контейнером высотой 1,5 м и длиной 4 м и сбрасывал его на землю под тем местом, где рушили гипсокартон. При необходимости, борт контейнера можно было откинуть. Как только контейнер заполнялся, подъезжала машина, сбрасывала в нужном месте второй, сменный, контейнер, а первый поднимался на шасси при помощи рычагов, и мусор увозился. Этот пяточок площади подметался, промывался водой. На очищенное место подъезжал демонтажный кран (см. выше) и начинался демонтаж конструкций.

Как складывалась судьба демонтированных конструкций в дальнейшем? Разобранные и аккуратно уложенные в штабеля модули увозились на центральный склад, где, как правило, их поджидал покупатель. Покупатель приходил на склад и говорил, что ему нужен павильон такого-то размера, с такими-то деталями (окнами, дверями, крышей и т.п.) и такого-то цвета.

Рабочие на складе из имеющихся в наличии деталей и конструкций, благодаря унификации последних, собирают для заказчика желаемый павильончик, комплектуя его всем необходимым, и красят его в желаемый цвет. Приезжает заказчик и принимает работу. После этого павильон разбирают, везут в нужное для заказчика место и там снова монтируют его.

На демонтаж содержимого и уборку одного большого павильона согласно немецким нормам труда требуется 10 дней. А еще через 10 дней открывается следующая выставка.

Священная корова немецкого строителя: нормы

Вообще, немцам не свойственен аврал. Для них нормы труда священны. Братьям-славянам вначале это было трудно понять. Нашего человека сильно испортил синдром "шабашки" - выполнить работу как можно быстрее, с напряжением всех сил и получить еще премию за эту скорость. По нашей логике получается, что если я работу, на которую мне отвели 4 часа, выполнил за два, то и оплату я получу как за четырехчасовую работу плюс премию за ударный труд.

Но у немцев все не так. У них почасовая оплата труда. Если ты 4-часовую работу выполнишь за 2 часа, то и заплатят тебе за два часа, да еще имеешь шансы получить выговор и уменьшение зарплаты, так как ты нарушил слаженность работы всей производственной цепи.

Например, мусорная машина все равно приедет через 4 часа. А за те 2 часа, что мусор будет лежать, где не надо, он будет всем мешать. Или павильон должен быть разобран к такому-то времени, вы это сделали значительно раньше, все аккуратно соскладировали рядом. Но кто будет охранять это до того момента, когда придет машина, чтобы отвезти все на склад? И кто должен платить за хранение, ведь, как правило, к этому моменту демонтированные модули уже проданы? Кроме того, у немца есть все основания предполагать, что работа сделана недостаточно качественно, да и, возможно, техника безопасности была нарушена.

Для немца если 8-ми часовой рабочий день технологически расписан, то у него в голове не укладывается, как его можно выполнить за 4 часа, даже если исполнитель очень хочет заработать дополнительные деньги.

Причин этому множество. Для работодателя в Германии дешевле обходится здоровый и жизнерадостный работник. Поэтому трудиться он должен равномерно. С другой стороны, равномерная занятость втягивает человека в процесс труда, прививает привычку к этому самому труду, тщательности, которые сами по себе, выполняемые без лишнего напряжения, приносят человеку удовольствие. Поэтому немец не выносит зрелища перекура во время работы и ему бесполезно показывать, как много сделано до перекура. Впрочем, у нас тоже есть единичные нормы и расценки, нет только тех, кто заинтересован рублем в их выполнении.

Известно, что как коммерческое выставочное мероприятие "ЭКСПО-2000" потерпела убытки. Однако в качестве крупного строительного проекта и образца управления стройкой она останется интересной и прогрессивной еще долго.Подготовила Светлана ГЛАЗКОВА


Строительство и недвижимость. Статья была опубликована в номере 04 за 2001 год в рубрике выставки

©1995-2020 Строительство и недвижимость