"Лондонский романс" Марины Ласло

Романсы, которые поет загадочная девушка Марина Ласло, конечно же, не лондонские, а самые настоящие Петербургские, или просто русские. Но такое название было выбрано не ради красного словца, и не потому, что запись альбома осуществлялась в Лондоне, где живет русская красавица Марина. Дело, прежде всего в том, что настроение альбома пропитано аурой туманного Альбиона. Русским остается только текст, а музыка приобретает налет европейской лаконичности и свободы, взамен типизированных романсных интонаций. Гитарный аккомпанемент, блистательно исполненный Виктором Унуковским - аранжировщиком всех песен, - очень интересен – на переборы гармоний (под какие обычно исполняют романсы), накладываются гитарные же импровизации, только другим тембром. Эти каденции, как клубок звуковой нити сматываются-разматываются, витиевато забираются наверх, чтобы резко оборваться и уступить место чарующему голосу, или наоборот перехватывают его фразу замысловатым пассажем. Это, безусловно, не джазовая импровизация, но нечто общее с ней есть – в памяти сразу возникает музыка Стефана Граппелли (особенно альбом Shades of Jango, где именитый скрипач играет в дуэте с гитаристом, и его импровизационные соло, не менее запоминающиеся, чем у скрипки, чаруют слух).

Общее настроение альбома, кончено же меланхолия. Под эту музыку одновременно очень легко и печально. За окном дождь, в бокале вино, в доме уют и туман, которым окутано все вокруг, будто бы не смеет прикоснуться к музыке, оставляя ее звук чистым и прозрачным. Женский голос шепчет (как в песне «Две розы»), околдовывает бархатом пикантной хрипотцы, рассыпается хрусталем на верхах и тает в объятьях гитары. «В ресницах спит печаль», и в сердце песня, «а у песни тайна» - тайна, которую так хочется отгадать и которая все ускользает, ускользает. Но даже тень этой тайны, мелькающей в гитарных созвучиях, стоит порой целой жизни. И уж точно тех ее минут, в которые звучит музыка.

©1996-2022 Музыкальная газета