Новый альбом дирижера Кристиана Тильмана

Universal Music представляет новый альбом эксклюзивного артиста Deutsche Grammophon дирижера Кристиана Тильмана. В 2004 году он покинул пост художественного руководителя Deutsche Oper Berlin, который занимал с 1997 года, и стал художественным руководителем Мюнхенской Филармонии. На пластинке, вышедшей в начале марта 2005 года - запись иннаугурационного концерта Кристиана Тильмана в Мюнхене, который состоялся 29 октября 2004 года. В программе - Пятая симфония Брукнера (Christian Thielemann, BRUCKNER: Symphony No. 5, Münchner Philharmoniker).

«Правильная химия». Кристиан Тильман уже говорил так после своего первого выступления в качестве приглашенного дирижера с оркестром Мюнхенской Филармонии. То, насколько гармонично сработались музыканты и их новый художественный руководитель, стало ясно на инаугурационном концерте Тильмана в Мюнхенской Филармонии 29 октября 2004 года. Он начал Пятую Брукнера с невероятного, непостижимого пианиссимо – такого до него добивались только Герберт фон Караян и Серджио Челибидахе. Это ощущение не покидало слушателей до финального аккорда. После того, как смолк последний звук симфонии, прошли мучительно долгие секунда – и зал буквально взорвался. Тильман достиг своей высокой цели: «Будь напряженным, оставаясь расслабленным. Караян однажды сказал это мне – и быстро добавил, что работал над этим всю свою жизнь».

Кристиан Тильман добился экстраординарных результатов, когда подписал контракт с Мюнхенской Филармонией - первым оркестром, который он когда-либо возглавлял, нацеленным исключительно на концертную деятельность. Это стало ясно, когда эксклюзивный артист Deutsche Grammophon захотел записаться со своими мюнхенскими музыкантами, хотя мог бы выбрать и берлинских и венских. Вполне возможно, что за этим концертным релизом последуют и другие. «В записи симфонии Брукнера мы хотели полностью передать те впечатления, которые испытала аудитория на концерте. Нам было нужно исправить лишь три фрагмента – в них очень явно был слышен шум зала. В общей сложности на диске содержатся всего 10 секунд переписанного материала. Тем не менее, Вы сможете услышать даже то, что я использовал свою типичную оркестровую рассадку, которая фактически является старой традицией. Первые и вторые скрипки сидят лицом друг к другу на противоположных сторонах в обрамлении виолончелей, альтов и контрабасов». (Thielemann).

Трудно представить себе больший контраст, чем тот, что отличает музыкальный стиль Тильмана от стиля Челибидахе, который с 1979 вплоть до своей кончины в 1996 создавал неповторимое звучание Мюнхенского оркестра и оказывал огромное влияние на вкус филармонической аудитории. Но новый мюнхенский Generalmusikdirektor не боится сравнения с прошлым. Брукнеровские традиции Мюнхенской филармонии, которые Тильман открывает заново, гораздо старше. В 1887 Антон Брукнер чувствовал себя дома скорее в Мюнхене, чем в Вене – его симфонии исполнялись здесь и восторженно принимались публикой. В конце концов, именно в Мюнхенской филармонии в середине 20 века был учрежден первый Брукнеровский фестиваль. Пятая симфония имеет особое значение для мюнхенского оркестра, основанного в 1893: в 1935 Мюнхенская филармония исполнила премьеру оригинальной версии этого сочинения, которую никогда не слышал даже сам автор; в 1985 Челибидахе открыл единственный большой концертный зал города Пятой Брукнера.

Но выбор Кристиана Тильмана был определен не только этими воспоминаниями: «Я должен был исполнить Брукнера на первом концерте в качестве главного дирижера и на первом совместном диске. Я хочу стать частью мюнхенских традиций. Я Брукнеровский дирижер – другими словами, тот, кто чувствует огромное желание работать с его произведениями. Я долго выбирал между Пятой и Восьмой симфониями. Решение исполнять Пятую было абсолютно музыкантским и абсолютно эмоциональным». До этого Тильман дважды исполнял эту симфонию - в Италии и в Минеаполисе. Его опыт исполнения Брукнера вообще и Пятой симфонии в частности в результате вылился в представление, которое удивит слушателей, привыкших к звучанию Брукнеровских дирижеров прошлого. Тильман раздвигает границы партитуры, демонстрируя ее драматические качества и ее связь с органом, звук которого так влиял на Брукнера.

Однако Тильман не думает о религиозном подтексте симфонии, и вообще о влиянии на нее традиций католической церкви: «Я не знаю – действительно ли медленная часть религиозна? Я не замечаю этого. Я ассоциирую Брукнера больше с собором Девы Марии в Данциге чем с монастырем Св. Флориана в Линце. Это смешно, но я думаю, что Брукнер – это Восточная Пруссия, немецкая кирпичная архитектура, дороги, по краям которых на протяжении многих миль растут 250-летние дубы. С таким пейзажем я связываю Брукнера. Конечно, это очень личные представления, но они помогают мне найти подход к его симфониям. Может быть в том, что я чувствую, больше протестантской ясности и строгости. Но должен ли я быть религиозным? На это нет никаких намеков ни в музыке, ни в партитуре».

В этой записи Кристиан Тильман не укладывается в обычное время звучания Пятой симфонии, поскольку одна из его идей – и это также ключ к его интерпретации – в вовлечении слушателей в ее длинноты: «Музыка Брукнера не пламенна на первый взгляд. Но за этой неподвижностью – не только в медленных частях - скрывается невероятно яркий огонь, полыхающий под оболочкой. Когда слушатель полностью погружается в органную звучность оркестра – тогда Пятая симфония открывается для него. Вам не надо вслушиваться в фуги и хоралы, чтобы понять скрытый смысл. Я не вкладываю никакого сообщения в свою интепретацию – ни политики, ни философии. Не отказывайте себе в удовольствии вообразить то, что вам захочется».

©1996-2022 Музыкальная газета