МЕДУЗА
Как зазвучать из утюга?!

У добросовестных музыкантов торопиться с записью CD причин нет. Главное, чтобы сочинялось на уровне. Немолодая по меркам шоу-бизнеса белорусская группа МЕДУЗА (основана в 2002-м) доработалась-таки до дебютного альбома. Осталось прибавить лоску нескольким “свеженаписанным” композициям.
О том, как нелегко делать хорошие записи, мне рассказал лидер коллектива – Евгений Волчек.


– (читаю) “МЕДУЗА – преимущественно свободноплавающие особи”. “Это морские существа, которые очищают воду от всяких неприятных вещей”. Признайтесь, пожалуйста, все эти “красивости” по поводу названия вашей группы специально для журналистов выдумали?– (улыбается) Почему же? На самом деле тогда, в 2002-м, все начиналось с идеи делать классную музыку. Но энтузиазм пропадает, идеи уходят с годами (с иронией), когда понимаешь, что в нашей стране нет возможности делать качественную музыку. Элементарно – недостаточно студий нормальных. Можно год возиться с одной композицией, чтобы сделать хорошую запись. Сейчас вот над альбомом работаем. Записываемся в четырех студиях. В одной гитары, в другой барабаны и т.д. И это не от хорошей жизни. Просто знаю, где оборудование получше, а значит, качество звучания повыше.

– Убедили – низкопробные аранжировки на «Ямахе» не про вас. А сколько стоит работать качественно?
– 600-700 долларов (в Минске). И это только запись. Одной композиции, естественно. С учетом, что очень многое приходится делать самому.

– По-вашему, что определяет качество музыки?
– Звучание. У нас в стране существует определенный шаблон, который еще с годов так 60-х сохранился. Мы же стараемся играть так, чтобы ни на кого не похоже.

– И получается?
– Поначалу нам это удавалось. Когда мы только появились, поговаривали даже, что мы московская группа.

– Показатель качества не в пользу белорусской музыки. А чем, собственно, мы хуже?
– В Минске практически нет площадок под “живой звук”. В той же Москве, например, есть клубы, в которых по нескольку залов специально для выступлений оборудовано. У зрителя есть выбор, на какой концерт пойти. За вечер при желании можно даже на двух побывать. Естественно, в России заработать легче. А чем больше ты получаешь за выступления, тем больше средств на запись композиций. Музыка качественнее. А у нас все больше на выживание. Я вообще не понимаю, как существуют неформатные (те, которых не ратируют. – Прим. И. Ю.) группы.

– По соседям гастролируют.
– Лично знаю многих музыкантов, которые и вовсе уехали. На Украину, например. И поют только по-украински. Таковы условия контракта.

– А у вас не возникало желания спеть на “мове”?
– Сам текста по-белорусски не напишу. Но если достойные предложения поступят – всегда пожалуйста. А если честно, для меня музыка первична. Начинаю что-то играть, наигрывать. Вслед приходят слова. Никогда наоборот.

– Одним словом, если с рифмами что не так – поэтом-песенником меня не считайте.
– Точно. Когда начинали, хотел писать музыку на чужие тексты. Долго искал, кто же напишет. Обращался к разным авторам. Мне приносили тексты. Я выбирал, вздыхал грустно. Короче, никто меня не понял. И вышло – мне через три часа на студию записываться ехать, а у меня ни куплета толкового, ни припева. Пришлось самому сочинять. От безвыходности.

– Позвольте узнать, что у вас сегодня “от безвыходности” сочиняется?
– После разговора с вами еду на студию композицию “Сомнение” дорабатывать.

– И скоро ее можно будет услышать?
– Да хоть сейчас. Рабочий вариант у меня в кармане лежит.

– А если серьезно.
– Песня медленная. Не знаю, будет ли она форматной? Надеюсь, что да. Параллельно работаю над треком “Мама”. Записал интересный вариант гитары. Друзьям нравится. Сам доволен. Но чтобы песню взяли в радиоэфир, надо переделывать. Убирать эти самые гитары. Себя переламывать. В итоге – вылизанная рафинированная песенка. На радиостанции довольны. А сам исполнитель?

– То есть у радиостанций существует свой эфирный стандарт, которого следует придерживаться?
– Конечно. Нас, например, долгое время не хотели крутить ни на одной радиостанции (исключение, пожалуй, только “Альфа Радио” и “Хит-FM”). Говорили, что наша музыка слишком роковая. Я обиделся и решил написать песню, которая бы звучала из каждого утюга.

– Это вы про композицию “Ты самая”, которая немножко рэгги, но совсем не Боб Марли?
– Песня “Ты самая” – это, наверное, мой крест на всю оставшуюся жизнь. Она мне ненавистна. У нас совершено другой стиль, направление. Это песня своего рода штамп. Она не похожа на то, что мы делаем. Но именно она узнаваема. Так как самая раскрученная. Ее знает даже тот, кто о существовании группы МЕДУЗА и представления не имеет.

– Скажите, а чем стильная музыка отличается от нестильной?
– Стильная – та, что идет в ногу со временем. Я, к примеру, очень люблю DEEP PURPLE, но, думаю, сегодня играть что-то в этом роде просто смешно.

– Другими словами, идти в ногу со временем – это угадать вкус большинства?
– Скорее ощущение времени. Я отнюдь не собираюсь увлекаться R’n’B, хотя сегодня это модно.

– Но ведь ваши гонорары в прямой зависимости от числа слушателей?
– Если бы я хотел только заработать денег, то занимался бы чем-нибудь другим. Хотя, что и говорить, музыканты (и в России, и у нас) часто вынуждены идти на компромисс. Например, БИ-2. Сначала, на мой взгляд, такую прилизанную музычку играли, а потом – альбом “Бесполая любовь”. Я просто обалдел. Теперь, когда слушатель завоеван, самое время приучать его к качественной музыке, самим формировать “народный вкус”.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 45 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета