Віктар Шалкевіч
Гарадзенец прызямліўся ў Менску

(p) 2006 БМАgroup
16tks/66mins
Пятый по счёту альбом Виктора Шалкевича (на сей раз total live) получил название явно из литературных источников: гродненский бард, когда ему удалось качественно записать новую программу прямо на концерте в столичном Доме литераторов, самым естественным образом вспомнил, пожалуй, самый знаменитый исторический роман Владимира Короткевича «Хрыстос прызямляўся ў Гародні». Да ведь Шалкевич и есть для нас бог белорусской бардовской песни и кабаре.
Говоря о содержании нового издания, следует отметить, что старых песен в этот концертник попало всего 5-6 (из 16), поэтому привлекателен он уже своей новизной. Да еще живой фиксацией так привлекательного шарма Шалкевичского балагурства, эмоциональностью его анекдотов. А новые песни Шалкевича, какие они?
Начинают альбом (опять же после остренького анекдота) традиционно прикольные песни «Балада пра Геніка з Друзгенікаў», «Кухарчыныя дзеці», последняя из которых имеет наиболее острый социально-исторический подтекст, поскольку навеяна ленинским тезисом, что и кухарки смогут руководить страной.
Как раз такая острая сатира с историческим контекстом, очевидно, и является опознавательной чертой этого альбома («Балада пра Васю», «Часопіс “Arche” і цагліна з Ружанскага замку», цынічнае танга «Кастрацыя»). Но есть и песни иного настроения, где Шалкевич развернулся как тонкий лирик с некоторым ностальгическим шармом: во-первых, в нескольких польских песнях своего авторства -- Kino Lwów, Tango Manifest, Pijmy do Dna (кстати, здесь тоже не без юмора). Но особенно трогательным получилось, на мой взгляд, новое посвящение родному Гродно, названное попросту «Горад». Это гимн провинциальной сегодня точке на карте, помнящей еще и свой былой статус одной из королевских резиденций... Но помнящей ли?.. Зато помнит это Шалкевич...
...там, дзе Казімір хадзіў, дзе паміраў Баторый,
Да раніцы стаяць пад блеклым ліхтаром,
Папырсканыя лакам Wella-Flex,
Дзяўчаты, дэкляруюць востры сэкс.
У гэты час я люблю вас усіх,
Вычварэнцы, зладзеі і п’яніцы,
Імпэратары сьметнікаў і каралевы вакзалаў,
Я люблю цябе, з брытваю псіх,
Люблю дзядзьку, што вуліцай цягнецца,
Несучы бедным дзеткам галодным кавалачак сала.
Вот такой грустный, но оптимистический взгляд на народ, забывший свою великую историю и осмысливающий себя исключительно как глухую провинцию великой империи. Но именно всепрощающая христианская любовь как раз и открывает источники оптимизма, которым всегда полнятся песни Виктора Шалкевича.
Он утверждает: «Здаецца, лепшых месцаў у свеце шмат,/Здаецца, ёсьць Бялград і ёсьць Багдад,/Але гэта ня тое...» И уже в этом утверждении чувствуется глубокая вера в духовную мощь родного города, хоть пока и нереализованную. И не беда, что Шалкевич словно разочарован («Ты быў калісьці тым, кім больш ужо ня будзеш»), но сама его песня -- это посыл к лучшим чувствам своих земляков, способный разбудить даже от летаргического сна. А раз Шалкевич обращается к ним, значит он верит в них.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 39 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета