Алесь Камоцкий
Не торопясь

Мало кто помнит, что на рубеже восьмидесятых-девяностых Алесь Камоцкий играл на саксофоне в авангардном проекте Иванова и Нарушевича ЗАРТИПО. Свой первый, насквозь бардовский сольный альбом Алесь выпустил в 1986 году, после чего на свет появилось ещё семь работ, где чудесные стихи (очень важных белорусских поэтов и собственные) были исполнены исключительно в акустике... А теперь -- встречайте девятый номерной альбом, где -- одиннадцать музыкантов на девять композиций.

-- Алесь, как возникла идея альбома "Дах"?
-- Сначала я задумал сделать альбом избранного. Потом, когда уже начал работать, осознал, что скорее хочется записать только те старые песни, которые никуда не входили. И вот подготовил я их к работе, а получилось, что девять песен есть, а альбома как такового нет. То есть это просто девять песен, а не один альбом. Поэтому я четыре композиции из альбома исключил, дописал еще три песни, а еще одну нашел в архивах. В конечном результате получился цельный альбом. И все песни -- только на мои стихи.
"Дах" -- это мой девятый альбом. До него было восемь записано, однако они были записаны быстро, самопальным образом -- чтобы не забыть, что я там навыдумывал. Делал я это в домашних условиях. Записи на скорую руку "лепились", а затем раздавались людям. Эти альбомы существуют как факты, однако они не удовлетворяли меня качеством звука -- поэтому я особенно не стремился их распространять. Однако у меня постоянно была мысль, что нужно хоть один альбом сделать серьезно, и в конце концов я на это решился.

-- Как же проходила запись этого особенного альбома?
-- Записывали мы альбом с очень хорошими музыкантами, из которых трое работают с Дмитрием Войтюшкевичем. Он также принимал участие в работе над альбомом -- играл на окарине и кларнете. Песня "Рука" без его окарины вообще не звучала бы. Александр Шувалов много помогал -- с ним очень приятно работать. Он не просто понимает, что ты от него хочешь, он предлагает, как это сделать лучше. Олег Иванович, гитарист, спокойно так, "по- мужски", подставил плечо и сделал как-то незаметно очень много. Помогали басист Валера Башков, гитарист Олег Змушко, с которым я давно сотрудничаю, барабанщик Анатолий Коляда, перкуссионист Саша Сазонов -- это все серьезные музыканты. В создании диска участвовали и две виолончелистки -- Юля Глушицкая и Инна Пересецкая. А также Ксения Минченко -- она подпевала мне совсем немного, но когда поёт Ксения -- достаточно двух нот, чтобы песня удалась.

-- Получается, что всех этих музыкантов вы одновременно собрали в одной студии?
-- Как раз таки нет! Каждого записывали по отдельности, не было даже такого, чтобы в студии одновременно находилось два музыканта. Каждый музыкант, принимавший участие в записи, сам по себе, один, классно звучит. А задумка была очень простая: дать "высказаться", "выиграться" каждому из этих музыкантов, а после мы с Олегом Чижиком, звукорежиссером, выбирали из того, что уже сделано, и так и складывали по кирпичику этот альбом. Мне посчастливилось, что мы именно с Олегом это сделали, потому что взаимопонимание было полное. И трудно выделить, кто из музыкантов больше, а кто меньше сделал -- все работали хорошо. Ведь запись альбома -- это не производство конкретных песен, которые потом могут стать товаром. Это совсем другое. Это же месяц-другой какой-то атмосферы особой, и если ее нет, то все сухо и недосолено получится. Поэтому запись альбома, если это не кусок жизни, а просто работа, не всегда может быть удачной. А мы атмосферу сохранили. И мы решили сделать альбом не с "плотным", не с современным компенсированным звуком -- эффектов вводили минимум, поэтому осталась "прозрачность", и в результате запись в некоторых местах больше похожа на концертную, чем на студийную.

-- Предыдущие ваши два альбома назывались "Дом" и "Дым". Новый -- "Дах". Названия из трех букв, начинающихся на "Д", это некая концепция?
-- В общем, да. Кроме того, все эти слова как-то связаны с понятием "жилища". В дальнейшем эта тема получила развитие в том, что писался "Дах" на студии "Хата". И я узнал о том, что эта студия так называется, уже в процессе записи. А издает этот альбом фирма, которая называется Aist. Это все слова не чужие друг для друга.
Кстати, голос у меня на альбоме хрипловатый, потому что во время записи у меня был страшный бронхит. Потом, когда прошло время, и были записаны инструментальные партии, была возможность переделать, но я не стал. Подумал: "Как же я похриплю без бронхита?" Так и оставили. И, кажется, все получилось так, как надо…

-- Куда вы планируете двигаться дальше, после "Даха"? Есть ли уже какие-нибудь оформившиеся идеи по поводу следующего альбома?
-- Идеи, конечно, кое-какие есть, но о его содержании, а тем более, о дате выхода пока говорить рано. Можно "печь" альбомы, как блины, но… Если альбом имеет успех, то появляется "синдром второго альбома" -- это когда кажется, что он тоже должен получиться удачным, а так получается далеко не всегда, начинаются какие-то самоповторы… Поэтому я серьезно обдумываю свою следующую работу. Чтобы не было никаких перепевов, и чтобы новый диск был сделан не так, как предыдущий. Мне очень хочется сделать альбом в чисто электрическом звучании. Кроме того, есть желание сесть и написать диск от начала до конца. Не песню, две, три или пять, а именно целый альбом. Как пишутся поэмы, например. Не обязательно, чтобы из песни в песню переходил один и тот же персонаж, но чтобы ощущалась завершенность, цельность. Я уже сейчас пробую нечто подобное сделать -- посмотрим, во что это выльется.

-- Получается, что временных рамок в своем творчестве вы не устанавливаете?
-- У меня такой принцип по жизни: если могу чего-то не делать, я этого делать и не буду. Это не лень. Когда ты делаешь только то, что не можешь уже не делать, то делаешь это для себя, с удовольствием. Такие вещи дорогого стоят, и, в конце концов, оказываются нужны. Прошло полтора года с тех пор, как я издал книгу стихов "Неспадзяванае", и только недавно мне начали звонить с отзывами. Она по чуть-чуть, спокойно, непринужденно пришла к людям, нашла того, кого хотела найти. Или ее нашли. Альбом "Дах" вышел весной, а презентация его проходит в сентябре. Пусть и он найдет того, кого нужно. Ведь и не было цели, чтобы он звучал из каждого динамика на рынке... Мне жаль людей, которые не слышат поэзии, не замечают наступление осени или приближение весны. Отмечают с большим вливанием водки день шахтера, а день равноденствия для них не праздник. Поэзия должна быть экзотическим блюдом. Ее нужно смаковать.
Я буду очень рад, если то, что возникло из моих ассоциаций, а это значит стихи, какие-то музыкальные темы, в других людях разбудит собственные ассоциации, и они не обязательно должны совпадать с моими.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 38 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета