Guttersnipe
Nervное движение российского minimal’a

Денис Казначеев, он же Guttersnipe, -- российский минималист-«беспризорник». (Одноимённая шведская oi!-банда всё время пытается проникнуть в мой запрос о новокузнецком -- а с 2003-го года уже московском -- музыканте. Ранее Денис писал нетанцевальный IDM под псевдонимом Cast и издавался на Peace Technologies (альбом Are Teek L).) После знакомства с Антоном Кубиковым (SCSI-9) minimal-звук захватил ум новокузнецкого музыканта, и теперь он -- Guttersnipe, minimal-музыкант и DJ (что наглядно продемонстрировал во время своего приезда в Минск). На просторной террасе диско- бара X-Ray мы перехватили гостя и не замедлили расспросить о самых волнующих нас аспектах творчества артиста.

-- Расскажи, с чем связана смена псевдонима: ранее ты выступал как Cast, сейчас -- Guttersnipe?
-- Как Cast я выступал с IDM-проектом, это было достаточно далеко от техно, от танцевальной музыки вообще. Я написал несколько техно-композиций, а Антон Кубиков в то время как раз устраивал techверги в заведении «Флегматичная собака» minimal-направленности. Я захотел там выступить live- сетом -- Антону очень понравилась моя работа, и он говорит: «Хорошо, я тебя беру. Но тебе придется поменять название, потому что Cast для техно- проекта не подходит». Так я стал Guttersnipe.

-- Чем тебя так привлекло техно?
-- Когда техно не слышишь, то оно тебе и не нужно, ты о нём не знаешь. А когда живёшь -- как я -- у человека, который состоит в группе MIDIOTS (B-Voice&Feelgood), у Feelgood’a, и каждый день с утра до вечера слышишь minimal, то это даёт о себе знать на подсознательном уровне. И еще -- вращение в московской minimal-тусовке -- там же нет IDM’а, по сути. То, что есть -- это… хорошо, конечно, но не профессионально.
Меня заинтересовало техно, я понял, что minimal гораздо сложнее писать, нежели IDM. Когда я слышу AUTECHRE, я вообще ничего не понимаю, думаю -- «как же?!», «что же?» -- мне это очень интересно, и я хочу сделать нечто подобное. Но у меня не получается -- я не AUTECHRE. И не родился в Шэффилде, в Англии. Поэтому minimal-техно -- это моя стихия, так уж вышло.

-- На твой взгляд -- можно выделить российский под-стиль в minimal-направлении?
-- Нет. Всё это подражание Европе. В России нет ни одного minimal-techno-музыканта, который бы чем-то так отличился, что заинтересовал какой- нибудь Vacant, такого магистра минимал-сообщества в Германии.

-- С чем связано такое отставание России в музыкальном плане?
-- Я не считаю это отставанием... Нет такого, что российские минималисты сидят и думают: «Ага, вышла пластинка на Западе – сейчас, и я то же самое напишу». Это всё делается неосознанно. Не специально. Просто так пока есть -- пока никто ничем особо не выделился. Наверное, это потому, что мы не с 91-го года слушаем minimal в России, а с 99-го -- это самое раннее. Когда я учился в школе ди-джеев, мне мой преподаватель сказал одну очень грамотную фразу: «У России в корнях русские народные пенсии – это как культура народная, у немцев -- более ритмичная музыка всех классиков». Это также даёт о себе знать. Пока Россия не дотягивает…

-- Сегодня ты успешный музыкант, но ты по-прежнему играешь DJ-сет. Чего тебе не хватает, как музыканту, что ты по-прежнему играешь как ди-джей?
-- Я стал играть пластинки только потому, что мне надоело работать. Работать вообще. Я понял -- чтобы мне чего-то достичь как музыканту, мне нужно как минимум 5 дней в неделю уделять музыке с утра до вечера. А не работать на Горбушке, в каком-то магазине или ещё где-то… Я бросил всё. Ну а жить-то как-то надо ведь… Тогда я приобрёл гору пластинок -- так как я уже музыкант, меня люди знают, и я могу сказать: “Я играю неплохой минимал и хочу сыграть на вашем мероприятии“… Сейчас меня это затягивает -- я люблю играть пластинки. К тому же, я считаю, что я играю не то, что играют все. В России нет такого ди-джея, который играет как я.

-- Чем тебя привлекает аналоговый звук винила?
-- Я люблю винил. Я противник mp3-лейблов. Это, конечно, всё хорошо. Но я не того уровня человек… Не могу я себе представить, что в где-то в Интернете вышел релиз и вот он -- у меня в руках. Мне нужно это держать, чтобы это было большое, с картинкой, и я мог это включить, а не просто нажать play в winamp’e и сказать: «Какой крутой у меня релиз!»

-- Музыка должна быть материальной?
-- Да, музыка должна быть материальной.

-- В то же время mp3 даёт большие возможности для начинающих, некоммерческих музыкантов…
-- Я ни одного трека не дал для mp3. Я всё могу понять, когда не техно. Если я не ди-джей, скачал там себе IDM -- сижу дома, слушаю, то всё нормально. Но если я ди-джей, мне что, Final Scratch покупать (специальная установка, которая имитирует сведение с пластинок. Вся музыка находится в компьютере, к нему подсоединяются специальный пульт и два специальных виниловых проигрывателя (пластинки также специальные). – От авт.)? Или с дисков играть? Я ближе к олд скулу -- мне нравится вот эта штука -- круглая, чёрная, с дыркой внутри. Вот это моё.

-- Ну а как же успех российского mp3-лейбла Fragment?
-- У них же всё-таки не танцевальная музыка. Там минимал, но не танцевальный, для домашнего прослушивания. Fragment не кричит, что «мы сейчас танцпол взорвём!» Это всё хорошо, мне это нравится, но я не буду это играть -- я играю другую музыку совсем. Я не говорю, что играю там чересчур жёсткую музыку, но…

-- То есть ты разделяешь музыкантов на «домашних» и «танцевальных»?
-- Разделяю. Я вообще minimal очень сильно разделяю. Есть огромное количество минимала, которое я вообще ненавижу. Я достаточно радикальный человек в этом плане.

-- Но ведь минимал-музыка не сильно насыщена звуком…
-- Я когда начинал слушать минимал, тоже так думал. Есть сухой тридцать второй, есть жужжаще-трещящий, слащавый женский, есть спокойный домашний. Я -- за психодел вообще. Я люблю психоделику, чтоб очень минимально, сухо, с кучей всяких стреляюще-пшыкающих шумов, чтоб всё летало (показывает руками огромную картину баталий на minimal-фронте. – От авт.).

-- Чтобы понять психоделику, нужно ли использовать… что-либо такое?..
-- Музыка -- это мой любимый наркотик. Поэтому я за психоделику. Только не надо ассоциировать психоделическую музыку исключительно с трансом. Психоделика -- это некое состояние, это не значит 140 bpm…

-- Тебя, как музыканта, затрагивает проблема пиратства? Ты поддерживаешь инициативу M.A.C.O.S. (Musicians Against Copyrights Of Samples)?
-- В принципе, да, поддерживаю. Я вообще за цивилизованное развитие. Но с другой стороны -- я сам пират. Сборник Naked A Little Bit (культовый сборник для российского minimal-сообщества. – От авт.) -- это же пиратский сборник. Мы никакие треки не носили в РАО, ничего не лицензировали. И вообще, этот диск -- продукт креативной работы трёх людей, достаточно спонтанной, к тому же… Это тоже пиратство. Хотя, смотря какое пиратство -- когда у тебя выходит пластинка, и ты хочешь с неё денег получить, а тебя растиражировали и ты ничего не получил -- это, конечно, плохо. А когда есть бедные таланты, у которых нет возможностей пока, а они издали сборник -- это хорошо. Пиратство также бывает разным.

-- А если бы твой альбом выложили в Сети? С одной стороны, много людей узнает о твоей музыке, с другой -- ты с этого ничего не получишь.
-- Смотря, когда его выложили. Если до официального выхода, то, конечно, это плохо. А если спустя полгода, то ничего не вижу в этом плохого. Выпустили тираж 500 дисков моих, за полгода продали их -- потом выложили в Интернете. 500 дисков -- это мало очень, а так больше гораздо людей узнает.

-- DJ должен получать основной гонорар за счёт «живых» выступлений или за счёт выпуска дисков?
-- Я выступаю за то, чтобы ди-джеи были изначально хорошими музыкантами. Как в Европе. Я вот не знаю ни одного известного ди-джея из Европы, который бы не был музыкантом. А в России? А в России есть такие, извините меня… Ладно, не скажу. Стоят они в 3-4 раза больше, чем европейские звёзды, и притом они никто и звать их -- никак. Они просто пластинки сводить умеют. Мы сейчас с тобой пойдём, два часа позанимаемся (рукой указывает в сторону танцпола. – От авт.) и ты тоже будешь пластинки сводить. В этом нет абсолютно ничего сложного. Если у тебя есть чувство ритма -- всё, не надо больше ничего. Немного вкуса -- и ты уже DJ.
А если ди-джей ещё и музыкант, и он может помимо сета лайв сыграть, и у него куча пластинок вышла в Европе -- да, он того заслуживает. Нормальный ди-джей должен быть музыкантом. Просто хороший ди-джей -- и точка -- я против этого. Я считаю, что его гонорар должен быть 200$ максимум, потому что… Мне немного обидно. Что наша (московская. – От авт.) Оля Хельга стоит на гастролях по России 1500 евро, а какие-нибудь два музыканта с «живым» выступлением из Германии стоят 500 евро. Это не правильно. Почему какой-то просто ди-джей получает больше, чем крутые музыканты, у которых за спиной 20 релизов?

-- Не возникало ли желание разнообразить свои композиции вокальными партиями?
-- Я просто люблю такое техно. И к вокалу крайне внимательно отношусь. Женский вокал мне вообще не нравится -- в любой музыке. Мне гораздо приятнее, если девушка будет что-то напевать, когда я засыпаю, нежели в моём проекте музыкальном. А в России, по-моему, просто нет мужика нормального, который бы мог под минимал напеть что-либо. В Германии есть проекты, где мне нравится вокал мужской, тот же Richard Davis…

-- Расскажи про Nerv Music.
-- Nerv Music 00 это объединение творческих людей, состоящее из меня, моего друга Sil’a и Артема -- нашего финансового менеджера. У нас есть сайт, свои музыканты и готовится релиз на виниле, который мы издаём в Германии. Сборник Naked A Little Bit выпущен также Nerv Music.

-- По каким критериям вы отбираете музыку для издания?
-- Пока мы особо ничего не отбирали. У нас готовятся первые пять релизов. 1 -- это вроде сборника. На одной стороне я буду, на другой -- Sil. 2 -- это мой с Sil’ом совместный проект CHANGES. 3 -- это мои композиции. 4 -- это композиции Sil’a. 5 -- это ремиксы на нас с Sil’ом. Пока в России мне никто не нравится. Я очень хочу, чтобы мне присылали демо -- и их присылают, -- но, к сожалению, пока нет достойных. Я очень критичным стал сейчас к музыке -- чуть-чуть один сэмпл вылезет, который мне не понравится -- всё, мне это не подходит. Либо я посоветую человеку переделать это, либо я просто не возьму. Иначе -- не будет 100%-го продукта. Не то, что бы «Мы -- Россия, мы должны продвигать минимал- тусовку!», я смотрю на это уже с другой точки зрения, не так, как было, когда я сборник собирал – пойдёт-не пойдёт. Сейчас более узкие рамки стиля и мыслить приходится по-европейски, т.е. необходимо, чтобы продукт полюбил Villalobos и Richie Hawtin, и чтобы продалось 2000 экземпляров как минимум. Если я в этом сомневаюсь -- я это не беру.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 32 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета