Лявон Вольский
«И N.R.M., и КРАМБАМБУЛЮ надо делать именно сейчас»

Лето, как известно, время отпусков. Кто-то оттягивается по полной на популярных мировых курортах, кто-то предпочитает уютные тихие места на еще не окученной толпами отдыхающих территории, некоторые наслаждаются родным белорусским воздухом в деревнях и на дачах. Но встречаются и такие загадочные особи человеческой породы, которые в столь приятный для души и жаркий для тела период времени всецело отдаются работе. Самый яркий представитель оных -- лидер белорусских команд первого эшелона КРАМБАМБУЛИ и N.R.M. Лявон Вольский. Именно с ним и о нем пойдет разговор далее.

-- Такое впечатление, что летом в твоем организме выделяется гормон, отвечающий за работоспособность, и начинаются записи всех проектов. Казалось бы, отдыхать надо, а вы в студию.
-- По заполнености дорог автотранспортными средствами что-то я не заметил, что все отдыхают. Такое впечатление, что все остались в Минске и уезжают в деревню только в субботу вечером. Или просто меня в это время раньше не было в городе? К сожалению, так получилось. Приходилось разрываться как минимум между двумя командами, то один концерт, то второй, разные поездки. Тянули мы тянули, и дотянули до того, что и N.R.M., и КРАМБАМБУЛЮ надо делать сейчас. Как раз мертвый сезон, можно все довести до ума, не отвлекаясь. КРАМБАМБУЛЯ каждый день репетирует, N.R.M. уже пишется. А тут еще такое лето! Вот нет, чтобы дожди шли. Абсолютно нерабочее состояние.

-- На каком этапе готовности находится альбом N.R.M.?
-- Мы пишемся у Сырокваша. И N.R.M. для него, как я понял, не приоритетная команда. Есть еще много. Поэтому процесс идет медленнее, чем хотелось бы. Записана ритм-секция в 7-ми песнях, я дописываю гитары. После окончания первой сессии запланирован короткий репетиционный период. Вторая будет небольшая, максимум 3-4 песни.

-- Как-то ты обмолвился, что этот альбом N.R.M. будет существенно отличаться от всех остальных.
-- Мы хотели дополнить некоторые песни духовой секцией, в некоторых дописать струнные, клавиши. А как это пойдет -- неизвестно. Может, не понадобится, и без этого обойдемся.

-- Но, по крайней мере, одна фишка на альбоме уже присутствует. В одной из новых песен под названием «Кітай» за барабанами восседает Лявон Вольский, а поет Алезис Демидович. Какие впечатления после записи в студии?
-- Во времена МРОИ я увлекался барабанами, неплохо играл. Но этого захода в студию я страшно боялся, потому что записываться пришлось впервые, к тому же с метрономом. Но могу сказать, что это не так сложно, как казалось сначала, страх был немного преувеличен. Я, конечно, записал в два раза хуже, чем мог бы. Потому что, во-первых, я не барабанщик, а во-вторых, в студии я все хуже делаю: и играю, и пою. Но был момент удивления, когда я потом послушал материал, на который Юрась наверх наигрывал свою партию. Я не поверил, что это я так красиво и тонко записал. Теперь посмотрим, как Алезис споет.

-- Недавно в Интернете был презентован новый клип N.R.M., которого не было года с 99-го. К тому же, впервые в истории группы видео по классической схеме шоу-бизнеса выходит раньше альбома.
-- Это очень сложно назвать клипом. Скорее, это нарезка. Наш друг из Швеции Томас Норданстад приехал снимать фильм про искусство, развивающееся в не совсем благоприятных условиях. Перед этим он был на Бирме, в Китае и, кажется, в Зимбабве, где знакомился с людьми, которые вопреки сложившейся ситуации в стране занимаются свободным искусством. И Томас нас гонял страшно: мы всю репетицию играли песню «Гадзючнік», он с разных ракурсов, с разными эффектами все это снимал.

Потом мы сходили на Октябрьскую площадь, на которой в то время происходили определенные события. Много там поснимать не получилось, конечно, надо было все делать очень аккуратно и тихо. И с этого он склепал нарезку, которая войдет в фильм. Вот там она очень хорошо прочитается. А как клип это сложно расценивать. В то же время, команда, которой мы сейчас являемся, наверно, и должна делать именно такие клипы, даже сама для себя. А тут еще запечатлен уже исторический момент, который отлично дополняет смысл песни. Я все ношусь с этой идеей, которая дальше идеи так и не идет: взять нормальную цифровую камеру и самим валить клипы в Интернет.

-- Клипы вам снимает швед, играете на фестивалях вместе с PLACEBO… Странно, что пишетесь еще не за границей.
-- Поскольку мы хотели заколбасить альбом с таким широким размахом, нам надо будет приглашать музыкантов. Например, в Польше ты столько музыкантов не наприглашаешь. Во-первых, банально не хватит денег. Во-вторых, придется каждому расписывать партии, рассказывать, объяснять. Это не один час займет. А тут у нас есть люди, которые это просто и нормально сделают.

-- Давай вернемся к фестивалю в Праге. Ты побывал там впервые. Как прошло знакомство с городом?
-- Прага оставила сказочные впечатления. И это удивительно. Потому что мы насмотрелись уже много всего. Но там все по-другому, не так, как, например, в Познани, в Варшаве или даже в Париже. Тяжело рассказать. Это история. Там сочетание разных культур, разных наций. Это, безусловно, европейский центр. В Праге по-другому относятся к искусству. Кого только это не родина! И даже Скорина, в отличие от Питера, там время от времени прогуливался. Поэтому присутствовал культурный шок. На «погулять» у нас было три часа, мы быстро пробежались по центру, но уже это было фантастически. Хочется еще туда съездить. Я понял, почему всех в Прагу так тянет и все там остаются жить.

Что касается самого фестиваля, то подход очень профессиональный. Все отлажено до минуты. Если сказали, что автобус будет стоять возле гостиницы, он будет стоять возле гостиницы. Если бы сказали техникам настроить наши гитары, они бы это сделали без нас. Спокойно и сразу. Они уже поволокли наши гитары, мы потом забрали -- решили, что сами справимся и на этот раз. Две барабанные установки, которые по очереди друг друга сменяют, как в принципе, это делается на всех крупных профессиональных фестивалях. Народ, который слушает, принимает очень доброжелательно, как в любой западной стране. Говорят, что чешский язык похож на белорусский. Но это когда читаешь. Когда чехи разговаривают -- ничего не понятно. С белорусским та же ситуация. Поэтому во время концерта я разговаривал по-белорусски, сказав, что “my friend guitarman Pete Paulau will be translate”. И понеслось. Как Пит переводил, неважно. Главное, что элемент дурного шоу присутствовал, люди посмеивались. Но было мало времени -- 45 минут, не сильно развернешься.

-- Вы стали свидетелями выступлений команд с мировыми именами -- это и FISHBON, и PLACEBO. К тому же, сами хозяева фестиваля -- чешские группы -- известны своим профессионализмом. По твоему мнению, уровень белорусских команд резал бы уши на фоне такой компании?
-- Чешские группы находятся на офигенном уровне! Не было ни одной слабой команды. Они тянутся в альтернативу, так сложно валят, но все разные, все по-разному играют. Я не знаю, где они выступают, можно ли в Чехии за счет музыки прожить, но группы очень серьезного мирового уровня. У них хорошие инструменты, очень хорошая сыгранность, чистая игра. И у каждой команды есть своя идея, которую они просовывают.

Это не то, что у нас: “О, давай соберемся! Может, мы пробьемся в Москву!” Там люди решают творческие задачи и поют, в основном, на чешском языке. FISHBON очень специфическая группа. У PLACEBO есть свой круг поклонников, которые именно на эту команду ходят. Если бы в Беларуси сделать такой фестиваль, поставить такой аппарат, и наши группы зазвучали бы. Мы не отличаемся по звуку или по подаче. Здесь тоже есть интересные команды.
Профессиональные -- это не то слово, но тоже творческие, у которых есть идея, есть идеология, которым есть, что сказать.

-- Недавно в жизни N.R.M. произошло еще одно очень интересное событие. Я имею в виду концерт-встречу с поклонниками.
-- Это тоже незабываемые впечатления. Мы выступали в роли волонтеров или в роли гуманитарной помощи. Поступило предложение от СС НРСМ, нашего фан-клуба, провести специальный концертик. Собрались на частной территории, хозяин которой даже предоставил аппарат. И приехало дикое количество народа! Мы думали, будет человек 40, спокойно где-нибудь в сарайчике отыграем акустику. А тут получился почти что полноценный концерт. Люди скакали, оттопыривались. Прозвучали обращения кабинета министров, я, наконец, разработал две статьи Конституции НРМ и передал на рассмотрение НРСМ, потом будем вместе дорабатывать. И такие концерты, если они проводятся именно раз в год, очень нужны, потому что люди думают, что популярная рок-команда играет только за деньги, только на страшно хорошем аппарате, только заказные концерты.

Нет, тут все было демократично, бесплатно, даже за бензин мы заплатили сами. Очень трудно объяснить, что я чувствовал. Раньше со мной такого не было. Может, только в ранней юности. Не понятно, что это такое, во имя чего. Наверно, во имя мира на земле и свободы внутренней, внешней и творческой. Причем, люди приехали из разных городов. Видимо, им на самом деле так не хватает этой свободы, что они готовы все бросить и ехать на встречу с представителями этой самой свободы. Я искренне удивлен. Собрался народ из Полоцка, Витебска. К тому же, взрослые люди, которые ни по каким параметрам не подпадают под наших теперешних поклонников. А еще ко мне подошел один местный житель и на чистейшем белорусском языке рассказал, что он работает на трех работах, чтобы нормально жить в это сложное время. Сказал, что очень нам благодарен, что это был глоток свежего воздуха. Видно, что человек не злоупотребляет всякими алкогольными напитками. Попросил у меня номер телефона и уже назавтра позвонил. Спрашивал мое мнение о развитии политической ситуации в нашей стране, разговаривали про творчество, про искусство. 9 минут общались.

-- Некоторые не понимают и удивляются: взрослые дядьки, а занимаются какими-то игрушками…
-- Кто удивляется и не понимает, пусть идет на работу и нормально трудится в государственной или коммерческой структуре. Мы с самого начала в N.R.M. этим занимались, всегда делали пародии на государство, в котором живем. Как только что-то абсурдное происходило в стране, мы тут же у себя учиняли что-то еще более абсурдное. Раньше просто стебались и абсолютно невнятно говорили про государственный строй в НРМ, что это воинственная демократия, что-то такое. Просто чтобы было взаимоисключение, ради смеха. А я вот понял, какой государственный строй в НРМ, -- это свобода.

-- Что происходит в жизни КРАМБАМБУЛИ? В последнее время складывается впечатление, что над командой больше не нависает черная рука запретов: Молодечно, Крупки, Гродно...
-- На самом деле, я не знаю этих списков. Они все время уточняются: кто-то появляется, кто-то исчезает, потом опять появляется. Все время идет смена течений, как в реке -- два раза не войдешь. Сегодня почитал, завтра приходишь, а там уже новые имена, фамилии, названия. Все равно нас никогда не будет на ОНТ, на БТ, скорее всего, и на СТВ. Мы не будем принимать участие в концертах, приуроченных Великому Октябрю, например. Так что все эти «можно-нельзя» довольно шаткие в нашей стране. После того, как повел себя канал, когда можно было так не делать, с такой идеологией, с такими провокациями, с этим каналом ты не должен сотрудничать. Просто надо ведь думать и про свою карьеру, про будущее. Может, правда, нам в лучшие времена уже по 75 лет будет. Но тогда пенсию хорошую дадут.

-- Можешь уже сейчас рассказать про концепцию нового альбома КРАМБАМБУЛИ кроме того, что он будет посвящен праздникам? Ждать ли дуэтов, интересных неожиданностей?
-- Концепция альбома так нас запутала, что мы еле-еле работали. Оказалось, очень тяжело делать что-то на заказ, даже на свой собственный, когда надо песни притягивать к каким-то праздникам, чтобы они хоть как-то соответствовали этим праздникам музыкально, про текст я уже молчу. И только сейчас мы наконец-то разобрались с количеством песен, к каким праздникам они написаны. Весь альбом почему-то пишется в русле такого рок-н-ролла от 60-х до 80-х годов с совсем легкими оттенками других направлений. Для КРАМБАМБУЛИ это будет нетипичный альбом. И не надо уже никаких дуэтов, хотя бы эту работу до конца довести.

-- Вот не знаю, можно ли с тобой говорить о новом альбоме группы ZET?
-- А что? Я ведь там техником работаю! Сама запись далека от профессиональной, конечно. Но это к лучшему. Зато она свежая, живая. Это не отражает творческое состояние группы, может быть, на этот период, но ZET никогда не обещали выпускать по альбому в год и подчиняться законам шоу- бизнеса. ZET -- это вообще не мэйнстримовая команда, существующая по законам, которые сама себе пишет. Это может быть абсолютно разовый проект на два альбома, может быть один концерт в год. Можно организовать концерт самим, опять же, на каком-нибудь хуторе, собрать людей и презентовать полностью новый альбом уже через два месяца.

-- Какие новости в жизни Лявона Вольского как литератора и художника?
-- Во-первых, ждет издания книга. Это собрание сочинений, куда вошли одно крупномасштабное произведение -- повесть, близкая к роману, и рассказы, которых насобиралось за определенное время штук 10-15, не помню. Уже готова корректура. Сейчас столько дел, что просто некогда заниматься еще и этим. Вот через год в Чехии в городе Брно пройдет литературный фестиваль. Почетными гостями будут белорусские литераторы. Что- что, а этот вид искусства у нас, конечно, сильно круто представлен. И, как ни странно, пригласили меня. Что-то под гитарку спеть, между песнями что-то почитать. И я специально для этого собираюсь писать прозаические, может быть, новеллы, может быть, какие-то зарисовки. Короткие, чтобы не перегружать слушателя. Хорошо, что меня это подтолкнет к какой-то литературной деятельности. А стихи невозможно писать в такую текстовую нагрузку, которая сейчас у меня есть. Тут уже тексты все более похожими на стихи пишутся! Здесь мне важно, чтобы голова была свободна от всего остального: от музыки, от текстов. Некоторым наоборот надо быть с бодунца, поругаться с миром, с подругой, вот тогда можно писать. Мне же надо быть спокойным, ввести себя в состояние нирваны, а сейчас это невозможно.

Время от времени рисую. Но что-то у меня все поразбирали. То туда на выставку, то сюда. И никто ничего не вернул. Не знаю, может, висит где-то, может, уже сожгли, печку протопили. Надо, конечно, возобновить процесс, сейчас очень просто этим заниматься. Поехать с этюдником к себе в деревню, может, к Шаблинскому, порисовать такие абсурдные пейзажи -- наполовину с натуры, наполовину идиотичные. С этого начать, а там посмотрим.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 31 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета