POSTSCRIPTUМ
всё своим чередом

Группа POSTSCRIPTUM -- “символичные, но неприметные”. То ”неутомимо активные”, то “тонущие в болоте похожести”. Тяжело вспомнить ещё белорусские группы со столь неоднородно извилистой творческой биографией, в которой, из-за продолжительного отсутствия признаков существования, самые циничные намеревались уж поставить точку.
Об очередных поворотах и изгибах, о музыкальном фатализме и оптимизме и о своём возвращении рассказывают музыканты: Юля Белизяк (вокал), Виктор Головаченко (бас-гитара), Александр Ивашкевич (гитара), Николай Беланович (барабаны).

-- Чем занималась группа всё это время? Чем живёт сейчас?
Саша: Группа уходила на каникулы. Такие вынужденные каникулы.
Коля: Был у нас небольшой вынужденный перерыв, но сейчас мы снова собираемся, пишем новые песни.
Юля: Имеется в виду время после выхода альбома? Есть, конечно, такая идея -- записать что-то новое. Но новый альбом по средствам мы не потянем пока: потому как люди мы беспродюсерные и бесспонсорные -- последний был выпущен на свои, так сказать, кровные. На данный момент самое подходящее для нас -- выпускать сингл. Это малый объём, в нём, соответственно, всё должно быть компактно, красиво -- поэтому задача, можно сказать, где-то и усложняется. Над этим последнее время мы и работаем.

-- То есть вы можете пообещать, что через некоторое время появится сингл группы?
Юля: Ну, я не знаю, насколько скоро это получится!
Саша: Но процесс уже пошёл.
Виктор: Как только будет необходимое количество песен сделано, чтобы презентовать сингл, а следом за ним -- альбом, так и ждите.
Юля: Честное слово, мы были бы рады чаще радовать слушателей новыми записями, но… се ля ви!
Коля: Как-то ещё не достаточно часто получается у нас репетировать. В связи с этим и сам процесс творчества растягивается настолько, насколько получается встречаться. Но мы стараемся, делаем всё возможное: работаем над собой, над песнями, над музыкой.

-- То, что группа сейчас несколько пассивна – это, скорее, вынужденное обстоятельство?
Виктор: Абсолютно.
Юля: В Минске на днях устроили рекламу клуба «Катакомбы». Собираемся там сыграть концертик. Если бы ещё какой-нибудь клуб открывался, мы бы и там тоже сыграли. На самом деле, клубов раньше было больше, поэтому и концертов было больше, все группы -- они были на виду.
Виктор: Очевидно, что не только мы урезаемся в концертах… Когда есть возможность выступать -- мы с радостью выступаем. В силу разных обстоятельств это не всегда получается: то нет информации о концертах, то какие-то свои проблемы вдруг возникают. Выступить мы всегда готовы, за деньги…
Юля: Ну, само собой! За очень большие деньги… Я так считаю, что мы производим музыкальный продукт достаточно неплохого качества (за десять лет существования группы мы научились-таки играть) -- хотелось бы за этот продукт получать соответствующий гонорар. Поэтому, естественно, мы хотим, чтобы нам за это платили деньги. Думаю, не мы одни.

-- Вы упоминали о своём беспродюсерстве и бесспонсорстве. В чём дело? Может, это как-то принципиально для вас?
Юля: Музыка-то у нас некоммерческая! Так уж получается, ведь против себя не попрёшь.
Виктор: Музыка продюсера -- это всё-таки музыка продюсера.
Юля: Грубо говоря, чтобы наша музыка резко зазвучала из всех репродукторов -- либо должен найтись человек, который скажет: всё, я буду двигать вас; а второй вариант -- это приходит человек и говорит: так, ребята, всё, что вы писали, это, конечно, хорошо, но сейчас вы будете играть так, так и так, и выглядеть будете так, так и так -- вот тогда я буду вас двигать. Не известно ещё, что тут лучше.
Виктор: Возможно, мы такие пассивные-аморфные в отношении искания разных ходов-выходов потому… ну, назовём это так -- мы фаталисты. Не ждём, пока гора придет к Магомету, но доверились судьбе, и она ведёт нас в этом музыкальном направлении.

-- И всё-таки, отсутствие пиара и промоушна – это, скорее, плюс или минус?
Юля: Конечно, это минус. Ведь до степени «пишу в полку и всё меня устраивает» не дошло.
Виктор: Новое поколение молодых музыкантов, грубо говоря, нас просто не знает.
Коля: Но когда ко мне Саша пришёл и сказал, пойдём в POSTSCRIPTUM попробуемся, для меня это было… О! POSTSCRIPTUM, группа, которую я слушал, на концерты которой когда-то ходил!
Юля: При таких словах я чувствую себя бабушкой… Хе-хе-хе!
Виктор: Вообще, хотелось бы этот пробел отсутствия пиара и промоушна восполнить, но сложно это, похоже, сделать.
Виктор: Вообще, то, что кроме нас самих никто POSTSCRIPTUM не двигает, с одной стороны, -- плюс. Но от человека, который нам в этом помогал бы, мы бы не отказались, конечно. Просто такой человек ещё не нашёлся.
Юля: Вообще, не открою Америку, когда скажу, что если брать годы 80-90-е -- музыка и рок были немного в другую сторону повёрнуты, а сейчас идёт попсализация полная. Всё такое веселое, ненавязчивое, всё меньше нужно задумываться.
Коля: Антигосударственная сейчас музыка -- рок…
Юля: О, не касаться этих тем… На самом деле, ведь нет у нас ни одной политической песни, не пишем мы песни-протесты. Единственное -- белорусский язык…
Коля: С некоторых пор он приравнивается к протесту. Но музыка у нас аполитичная.
Юля: Поскольку песни у нас пишет женщина, то есть я, не считая народных, то они, в общем-то, о каких-то внутренних переживаниях, грубо говоря, о любви.
Виктор: К родине.
Юля: Уж не знаю, но больше у нас лирики. Своим творчеством мы ни за что, кроме “люди, любите друг друга!” не агитируем.

-- А среди нового материала будут народные песни?
Юля: Возможно, это будут не только белорусские народные песни. Сегодня вот на репетиции я изрекла: а почему бы не взять какую-нибудь другого народа песню? Знала бы казахский, говорю, -- спела бы по-казахски. Что и было «на ура» поддержано! По-казахски, это конечно, слишком круто, но почему бы и нет, почему бы не попробовать? Мы вообще любим всяческие эксперименты, не только музыкальные.

-- О судьбе альбома “Вандроука” сейчас, когда прошло время после его выхода, можете рассказать?
Виктор: Лежит на полках, ждет своего слушателя.
Коля: Тяжело сказать, как он продаётся -- продюсерская компания нам в этом не отчитывается.
Виктор: Исходя из того, что рекламы альбома практически не было -- многие просто не знают о нем. Так как записывали его на свои средства, их попросту не хватило на рекламу и прочее.
Коля: Да не всё ведь так мрачно: покупают его люди на концертах, после концертов. После выступлений народ больше заинтересован диском, чем даже после рекламы по телеку.
Юля: На концертах всё, конечно, гораздо живее!
Коля: Следует сказать ещё, что мы давно переросли этот диск.
Юля: Диск был в некотором отношении завершающим -- был взят многолетний материал, лучшие песни за прошлую жизнь. Он завершал наш прошлый репертуар, который и был туда вмещён. А новый материал, который будет выпущен (правда, не известно когда) -- он будет совершенно другим. Виктор: Да, «Вандроука» -- это ступенька, которая уже пройдена. По сути, это диск нескольких составов группы.
Юля: Всем им мы пытались сказать «спасибо» на обложке.
Виктор: Но не всех, наверное, смогли отблагодарить из-за нехватки места…
Юля: На обложке.
Коля: Нужно ещё заметить, что это был первый студийный опыт для меня с Сашей.
Юля: Вы заметили, что мы так весело говорим об отсутствии у нас продюсера, спонсора: дело в том, что мы к этому сейчас несколько философски относимся, поскольку знаем, что без музыки нам совсем плохо и без музыки мы точно не останемся (и она без нас). Поэтому продолжаем и будем продолжать радовать вас своим присутствием на музыкальном небосклоне!
Виктор: Были кризисные моменты, когда начинали думать: ничего не получилось, ничего мы не достигли, ни стали мы PINK FLOYD, AC/DC, ещё там кем- то. Потом перестали рвать волосы на голове: нам от этого хуже? -- нет! Вот и всё, все вопросы отпадают.

-- И всё-таки последний вопросик можно? Какие слушатели, кроме белорусских, знают группу POSTSCRIPTUM?
Виктор: Да это зависит от того, где мы выступали.
Юля: В Польше, говорят, нас крутят. Хотелось бы думать, что знают все, кто интересуется музыкой.
Саша: Следует сказать, что сейчас есть Интернет, и любой человек в любой точке мира может скачать наши лучшие песни из Интернета.
Коля: Да, есть много других групп с названием POSTSCRIPTUM, которых знают…
Виктор: Название наше судьбоносное, как дамоклов меч над нами повисло.
Юля: На самом деле, когда-то все группы под названием POSTSCRIPTUM прекратили своё существование. И меня долгое время заботил этот момент -- а не поменять ли название на всякий… Но ребята меня убедили -- нет, не будем!
Саша: Не зря.
Виктор: Последние три года группа вошла в свой “золотой” состав.
Юля: Золотой усеченный состав из четырех человек.
Виктор: Был момент, когда ничего не было понятно, группа балансировала на грани развала. Вопрос стоял: либо мы больше не существуем, либо срочно нужно что-то делать. В результате некоторых действий нашлись наши музыканты -- хорошие музыканты и очень хорошие друзья.
Коля: Отношения в группе сейчас, как в семье.
Виктор: Да, и ребенок уже есть.
Юля: Выход нашего альбома и рождение моей дочки -- они, фактически, совпали.
Саша: Перерыв в группе был ещё и из-за этого.
Юля: Декрет такой получился.
Виктор: В общем, жизнь идёт своим чередом, музыка -- своим чередом.
Саша: Мы стараемся, чтобы одно с другим балансировало на одном уровне.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 16 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета