ТАРПАЧ
больше не махает флагами

То, что Света Сугака, вокалистка группы ТАРПАЧ, лауреата «Басовішча-2004», ушла из коллектива, явилось для всех полной неожиданностью. Группа только начала набирать обороты, выпустив дебютный диск в конце лета прошлого года. Казалось бы, что по масштабу «трагедии» уход Светы -- это то же самое, что уход Руси из INDIGA или может даже Каси из НОВАГА НЕБА (когда эта группа была). Сами участники команды так не думают, и распадаться не собираются. Дмитрий Астапук -- гитарист и автор большинства песен -- сразу же заявил о поиске новой вокалистки. Нашли практически сразу, только держали в секрете некоторое время. И вот -- первое интервью группы ТАРПАЧ в обновленном составе: упомянутый Д. Астапук (Д.А.), басист Павел Дармель, гитарист Павел Макаров (П.М.) и барабанщик Алексей Ефременко (А.Е.). Ну и, конечно, новая вокалистка группы -- Ольга Самусик (О.С.).

-- Ольга, всё внимание на тебя. С какого времени ты носишь это гордое звание -- вокалистка группы ТАРПАЧ -- и как так случилось?
О.С.: Вместе мы играем около месяца. Как узнала про то, что Дима ищет новую вокалистку -- сразу же решила позвонить. Оказалось, что была первой. Ребята прослушали всех кандидаток и выбрали меня.

-- То обстоятельство, что ты поешь в ZYGIMONT VAZA, никого не смутило?
О.С.: zygimont VAZA не помешает моей работе с ТАРПАЧОМ. Не в укор Скрипе: ZV -- формация более пассивная. Он делает музыку для того, чтобы она у него была. У Скрипы выходит талантливо и интересно, но мне лично хотелось бы больше движения, больше активности, поэтому я готова параллельно работать с двумя группами. Уже решила для себя: если случится такая ситуация, что нужно будет выбирать только одну -- это будет ТАРПАЧ.

-- Сколько было претенденток, и по каким критериям их выбирали?
П.М.: За несколько дней позвонили семь девушек, и мы устроили мини-прослушивание. Главное внимание уделяли вокалу претендентки, насколько он подходит к нашей музыке. Некоторые девушки имели отличный вокал, но не для рок-музыки.

-- Дмитрий, разъясните для понимания ситуации: как случился уход Светы?
Д.А.: Проблемы начались с сотрудничества с проектом «Свободный театр». Света познакомилась с его участниками, зажглась их идеями и предложила нам поучаствовать в их выступлениях. Мы выступили несколько раз в рамках этого проекта и были не в восторге. Выяснилось, что Свету интересуют другие вещи, а нам хотелось, прежде всего, заниматься музыкой и мы нуждались немного в другой атмосфере. Нам интересней ездить на музыкальные фестивали и быть среди музыкантов, чем работать в такой формате: актеры театра -- себе, мы -- себе.
П.М.: Люди ходили на постановки «Свободного театра», и им все ровно кто там после выступал. Поэтому тяжело говорить об осознанном восприятии нашей музыки на таких акциях.

-- Правда ли, что из группы ушла не только Света, но и барабанщик Алексей Ефременко?
А.Е.: Я ушел немного раньше. Мы зашли в тупик и топтались на месте, меня стал не устраивать подход к творчеству, и я принял решение уйти. Мне показалось, что со Светой мы просто ничего не сделаем нового и интересного. В следствие “реорганизации кадров”, когда в группе появилась новая вокалистка, я вернулся. Вернулся, потому что увидел, что в группе изменился подход.

-- Света была лицом группы. Как вы собираетесь преодолеть этот барьер восприятия? Не проще было сменить название группы?
О.С.: Думаю, что это в большей степени моя проблема в преодолении этого барьера. Я не ставлю задачи затмить Свету. Мы с ней очень разные. Мне нужно просто преподнести людям свое «я», совершенно по-другому, чем это делала Света. Соглашусь, Света -- впечатляющая девушка, но у меня харизмы не меньше, извините, конечно, за нескромность.
П.М.: Мы не поменяли название, поскольку команда осталась той же, за исключением вокалистки. Все остальные -- остались на своих местах. Тем более, что мы оставили старый материал. Света была моторчиком в команде: Дима делал музыку, она ее старалась продвигать. Вот вам и причина расставания: этот моторчик заработал не в том направлении.

-- Кому принадлежит название, может ли его использовать Света в своих целях?
Д.А.: Это очень острый вопрос, который хочется решить раз и навсегда. Если Света выступает вместе с тем же TAV.MAUZER, то лучше, если бы ее представляли, как экс-вокалистку нашей группы. Мы обоюдно разошлись, и эту ситуацию обсудили: Света «забрала» себе одну песню, которая ей очень близка -- «Будзь сама сабой», остальное осталось за нами.

-- Лидерства в команде, как я понимаю, не существует?
Д.А.: Все решения мы принимаем коллегиально. Нет такого, что один какой-то человек сказал, и все сделали. Недавно нам предложили уже в этом составе поехать в тур по Польше на шесть концертов. Мы обсуждали это все вместе и пришли к выводу, что еще рано, нужно основательно подготовиться. Так что никакого деспотизма! Обязанности у каждого равные.
О.С.: Если воспринимать лидера группы, как человека, который пишет основную часть всего материала -- и тексты, и музыку -- то лидер, безусловно, Дима. Если подходить к позиции лидера с точки зрения продвижения -- то этим лидером была Света.

-- ТАРПАЧ позиционировался как политизированная группа. Останется ли она такой?
Д.А.: Да, у нас есть две такие песни. Но это просто наш взгляд на ту ситуацию, которая была -- одномоментная реакция. Мы не подписываемся ни под чьими лозунгами. На польские концерты, на то же “Басовішча” мы едем в первую очередь для того, чтобы показать свою музыку, а не из-за политических соображений. Было предложение сыграть на Майдане вовремя «оранжевой» революции, и мы отказались. В идеале на первое место нужно ставить именно музыку. А в самой группе могут быть люди разных политических взглядов.
П.М.: Существует проблема восприятия. Слушатель может воспринять песню, как конкретный призыв, в то же время авторы могли этот призыв в нее не закладывать.
А.Е.: Было время, когда мы махали флагами, теперь нужно смотреть в ином направлении. Нам уже не интересно митинговать на сцене. И ребята воспрянули духом, когда поняли, что пришло время творить.
О.С.: В сегодняшних белорусских условиях музыка не может быть оторвана от политики, я так считаю. Нельзя сохранить нейтралитет. Даже если ты не интересуешься политикой, но выступаешь «За Беларусь».

-- В стилистическом и идейном плане ТАРПАЧ, стало быть, не изменится?
Д.А.: Мы немножко потяжелеем. Наш звук изменится, станет еще более агрессивным. Весь старый материал, кроме одной песни, мы оставили. Уже сделали несколько новых композиций. Такая встряска нам пошла на пользу, полгода мы не имели концертов, стояли на месте, теперь новые идеи выползают наружу. Думаю, что новый ТАРПАЧ будет интересней и более разноплановым, чем раньше. Энергии у нас много!
О.С.: Могу сказать по новым песням, которые мы уже сделали -- ТАРПАЧ станет взрослее, мудрее. В текстах -- больше философии. В стиле -- больше эстетики. Услышите наш новый альбом, который мы начинаем уже записывать, поймете, о чем я. Как только будем уверенными полностью -- будут концерты. Причем не только в Минске, но и в регионах. Не только в Беларуси, но и в соседних странах.

Света Сугака: Из музыки не уйду

Резонно, что нужно предоставить слово и бывшей вокалистке группы ТАРПАЧ Свете Сугака.

-- Света, объясни, по каким причинам вы разошлись с группой?
-- В какой-то момент стало ясно, что мы вкладываем разные вещи в понятие «смысл существования». Я была удивлена, когда услышала от ребят, что нас, мол, используют в политических целях. И это после участия в «Басовішчы», проекте «Музычная партызанка», постоянных выступлений в Польше под бело-красно-белыми флагами.

-- Насколько соответствовали формату ТАРПАЧА выступления в рамках акций «Свободного театра»?
-- Могу сказать, что какая будет атмосфера, настроение, реакция зала, зависит только от музыкантов. Я считаю, что наши концерты в рамках этого проекта прошли довольно-таки удачно. «Свободный театр» дал нам возможность выступить не только в Беларуси.

-- Но публика на рок-концерте и на театральной постановке разная. Может, это сказалось на музыкантах ТАРПАЧА?
-- По-вашему получается, что люди, которые ходят в театр, не слушают рок-музыку? Ребята хотели чисто музыкальных акций, «своей» подготовленной публики. Выступить, на других посмотреть, пива попить. В этом мы не сошлись, потому что нужно пробовать заинтересовать новых людей, другую аудиторию, тех, кто на «Басовішча», может, никогда в жизни не попадут.

-- В этом конфликте можно винить только театр?
-- Нет, это все ровно бы случилось, рано или поздно. В какой-то момент стало понятно, что мы расходимся по разным дорожкам.

-- Ты не против дальнейшего существования группы ТАРПАЧ?
-- Конечно, нет. Название уже знают, интерес к новым песням, альбому должен быть. Я не вправе распоряжаться названием, потому что его придумал Дима Астапук, но было бы корректней, если бы они придумали новое. Все же много сил и души я вложила в группу.

-- Ты с предубеждением будешь реагировать на новый ТАРПАЧ?
-- Мне будет интересно их услышать. Я не знаю, кого они пригласили в качестве вокалистки, но не думаю, что ТАРПАЧ станет в чем-то лучше. Хотя, признаю свою неправоту, если услышу, что они звучат лучше.

-- Значит ли твой уход из ТАРПАЧА уход из музыки?
-- Никогда. Музыка всегда со мной. Я останусь, но второго ТАРПАЧА делать не буду. Сейчас решаю, в каком формате дальше выступать -- с новой группой, сольно или в рамках электронного проекта. Пока выступаю с группой TAV.MAUZER на акциях «Свободного театра», где сейчас работаю администратором. В апреле поедем в Вильнюс и Хельсинки.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 10 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета