ABSHAR
Белорусский ABSHAR

Рок-концерт на филфаке. Согласитесь, звучит парадоксально. И дело даже не в сочетаемости несочетаемого. Дело в том, что слишком все обыденно в нашей современности. Для того, наверное, и родилась группа ABSHAR, чтобы чуть-чуть разбавить жизнь парадоксами. Их музыка -- музыка в лучших традициях белорусского рока, ничего лишнего, все настоящее до мурашек по кожи и забавное до коликов в животе. Снова парадокс? А сколько их еще впереди!

-- Представьте друг друга... прилагательными.
И: Барабанщик Максим Цурко -- дикий, басист Цыбульский Рома -- сдержанный, а гитарист Никоненко Серега -- прикольный.
М: Илюша Поплевка -- «шоуменский». Сережа -- взрослый (смеется), а Рома -- про него можно сказать: в тихом омуте черти водятся.
С: Илья -- непредсказуемый, Макс -- стильный, Рому я бы назвал бородатым.
И: А еще у нас есть сессионщики. Флейтист Элькинд Паша -- репрезентабельный, а клавишник Башкиров Семен -- романтичный.

-- Поговорим о группе, как появилась ваше название?
И: Как-то само собой. Мне очень нравится, что этому слову -- абшар -- нет полноценного русского соответствия.

-- Вы играете очень разную музыку. А стиль свой все-таки можете как-нибудь определить?
М: РКСПР(б): рок-н-ролл, кантри, ска, панк, рэгги, блатняк. Мы очень блатные люди: у меня тельняшка под свитером (смеется). Вообще, я думаю, что стиль рождает смысл песни. У каждой песни свое настроение.
С: Только его надо почувствовать.
М: Именно от этого и рождается разностилевость.
И: Каждая песня должна быть каким-нибудь творением и выделятся среди других.

-- В таком случае, в каком стиле вы живете?
И: Мы почти рок-н-ролльные люди, но у нас все более умеренно.
М: Приблюзованный рок: SEX, DRUGS, ROCK-n-ROLL -- это не совсем наш принцип.
И: Я, например, даже не могу допустить, что у нас кто-то выпившим придет на концерт.
М: Ведь даже состояние музыканта на сцене отражает отношение к зрителю. Должно быть уважение к слушателю.

-- Что бы вы сами хотели рассказать о группе ABSHAR?
И: Группа образовалась 10 ноября 2004 года, первый концерт сыграли на следующий день в лицее БГУ. Мы тогда прямо на концерте и познакомились. Серьезно задумываться о «будущем» стали только перед лицейским рок-сейшном в мае. А в сентябре мы впервые давали интервью как группа ABSHAR. Можно сказать, что 24 ноября 2005 года на филфаке состоялся первый сольный концерт группы. Перед ним мы отыграли единственную восьмичасовую предконцертную репетицию. Просто мы не видим смысла в том, чтобы без конца репетировать десять песен, а потом прийти на концерт и автоматически их играть. Должен быть эффект неожиданности.
М: Особенно у барабанщика много неожиданностей. Такой он лось. У меня впечатление на концертах складывается, что барабанщик смотрит на плей-лист и не знает, что с ним делать... Что за группа? (смеется) А солист… Идет концерт, люди сидят, а он падает, качается, становится на баян, не свой, между прочим, прыгает возле лося-барабанщика, у которого и так аппаратура непонятно на чем держится.
И: Никакого порядка нет.

-- Что скажете о записях?
М: А с такими лосями можно вообще что-то записать? (смеется). В этом году Илья ездил в Польшу на фестиваль бардовской песни «Бардовская осень» и получил первый приз: десять часов записи на польской студии -- мы можем сделать несколько песен. Выбирать их будем по результатам концерта. И: Так что запись на повестке дня. Вообще, мы привыкли все делать самим: пробиваем, ищем аппаратуру. На нас лежит вся ответственность: если концерт провалился, то нам будет стыдно, если хорошо пошло, то это наша заслуга. Мне это нравится. Зато не приходится участвовать в концертах, где играет по15 команд. Я считаю, что без сольников группа существовать не может: не видно концепции, стилистики, поведения.
М: Еще мы посматриваем в сторону «Басовішча». А сразу за ним всемирный тур: Табаго-Мексика-Афганистан-Ашхабад. Грандиозное турне: будем взрывать всякие хлопушки, фейерверки... (смеется).

-- У вас есть музыкальное образование?
М: Я семь лет учился на джазового саксофониста.
И: Я на баяне пять лет играл.
М: А Серега и Рома -- олицетворения андерграунда.
И: Зато флейтист и клавишник -- профессионалы. Они не так, как мы, играют -- что слышат -- у них все разложено по полочкам: тут секстаккорд, тут кварт-секстаккорд. Они следят за тем, чтобы в звучании не было диссонанса. Но я не считаю, что образование -- определяющая составляющая. М: Не так важно образование, как именно умение делать музыку. А еще значительнее отношение к жизни.
И: Ответственный подход к делу. У нас не бывает такого, чтобы кто-то «забил» на группу: все заинтересованы, всем нравится, это уже не хобби. -- Поете вы по-белорусски, а на каком языке думаете?
И: Я не могу сказать, что всегда думаю по-белорусски. Да, возможно, это неправильно, ведь тексты у нас белорусские, название белорусское… М: Многое зависит от ситуации. Например, на экзамене, если вытягиваешь билет, ответа на который не знаешь, думаешь по-английски: what the fuck (смеется).

-- И какое место в белорусской культуре вы себе отводите?
И: Если бы мы не хотели вверх, то смысла во всем нашем творчестве не было бы.
М: Каждый музыкант, в каком бы далеком гараже он не находился, мечтает о всемирном признании. Очень хочется, чтобы с ABSHAR было связано какое- нибудь новое течение в мировом роке.

-- Что бы вы сделали, если бы на один день стали богами?
С: Как бы банально это не звучало, но нужно было бы осчастливить людей.
М: Выпустить альбом, например (смеются).
С: А еще мне бы хотелось ограничить уровень цивилизации.
И: Да, хорош уже. Мы не успеваем менять комбики, примочки (смеются).
М: Человек не должен быть богом. И даже думать об этом не должен. По-моему, смысл жизни именно в том, чтобы своими возможностями подарить счастье и себе, и другим. И в том вся чудотворность человеческой жизни, что люди могут не все.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 04 за 2006 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета