ЗОДЧИE
Реставрация ЗОДЧИХ

Они были на вершине славы, но звездами так и не стали. Под названием ЗОДЧИЕ прославились позже совсем другие музыканты.
В западной рок-музыке можно отметить не один случай, когда после многих лет забвения "динозавры" вновь соединялись под некогда очень популярным названием и вновь радовали поклонников музыки тем, что молодое поколение слушателей успело уже забыть или вообще не знает. Но вот для Беларуси подобные факты -- просто сенсация. Основанная в 1969 году минская группа ЗОДЧИЕ сегодня активно репетирует и изредка выступает с концертами. Наш разговор с лидером коллектива -- бас-гитаристом и вокалистом Муратом Смольским -- состоялся во время одной из репетиций ЗОДЧИХ, которые минимум два раза в неделю проходят в магазине "Мир хоккея", что по улице Богдановича, уже после его закрытия.

-- С какого же года можно отсчитывать историю группы ЗОДЧИЕ?
-- Группа образовалась в минском политехническом институте в 1967 году. И с самого первого состава сегодня в коллективе остался только один человек -- вокалист Семен Гофштейн. В 1968 году группа приняла участие в первом бит-фестивале, который состоялся в радиотехническом институте, и заняла второе место. А уже в 1969 году в группу пригласили меня. Тогда группа активно участвовала в конкурсах, начиная с районных, и в результате вышла в финал всесоюзного телевизионного конкурса "Алло, мы ищем таланты!" По сегодняшним меркам даже трудно сказать, какой это было успех. В финале конкурса, который проходил в Москве, мы вместе с 14 другими коллективами стали его лауреатами.

-- Что же вы тогда исполняли, на чем строился репертуар?
-- У нас тогда было две звуковые визитные карточки. Во-первых, "Касіў Ясь канюшыну" в нашей аранжировке, сделанной в 1969 году…

-- Это что же, раньше ПЕСНЯРОВ, получается?
-- Чуток раньше. Вторая песня была создана на музыку знаменитой в то время польской группы ТРУБАДУРЫ. В качестве текста мы взяли одно из стихотворений Сергея Есенина. Получилась такая польско-русская песня под названием "Королева". С этими двумя песнями мы и дошли до финала. Причем на этом пути был зональный конкурс, так называемая "Западная зона". Конкурс проходил в Ленинграде. Председатель жюри -- Микаэл Таривердиев. Кстати, одним из наших конкурентов был ансамбль АРИЭЛЬ, но по решению жюри он дальше не пошел. В финале конкурса председателем жюри был Марк Фрадкин, в жюри -- Ян Френкель, другие очень известные люди. В Москве, кроме упомянутых выше двух песен, мы еще исполнили "Зорку Венеру". Кстати, переведенная на видео кинопленка с этим нашим выступлением у меня есть. С Александром Масляковым в качестве ведущего.

-- Да, но в то время вы, наверное, не только выступали в конкурсах, но и играли на всяких 4-х, 10-х кирпичных (очень популярные тогда Дома культуры, где на танцах играли ведущие минские группы. -- Д. П.).
-- Главной нашей площадкой был политехнический институт. Там была наша комната в главном корпусе, возле актового зала. Мы играли концерты в актовом зале, потом переносили по внутреннему коридору аппаратуру в спортивный зал на этом же этаже, и там играли уже танцы. Схема была очень простая: в актовом зале мы играли концерт с русскими и белорусскими песнями, а перейдя в спортивный зал, исполняли музыку BEATLES, DEEP PURPLE и прочих.

-- И что, тогда не было такого вот идеологического прессинга относительно того, что вы исполняли?
-- На концертах он присутствовал, и очень жесткий. Но вот что интересно: тогда в нашем институте было необычная практика. Кафедра иностранных языков каждый год проводила вечер песни на иностранных языках. На них приглашали коллективы со всего Минска, чтобы они как раз и исполняли песни на этих языках. На таких вечерах все музыканты "отвязывались" по полной программе. Могу сказать, что в 1971 году, сразу после выхода рок-оперы "Иисус Христос -- суперзвезда" мы приготовили заглавную арию Иуды и исполнили ее на одном из таких вечеров. Там тогда разрешалось все!

-- Кстати, чтобы напомнить читателям: а какие группы тогда гремели по Минску?
-- Одной из самых классных групп тех лет были ПАНИ-БРАТЬЯ. Это был Володя Кондрусевич и его команда. АЛГОРИТМЫ... После конкурса 1968 года они стали будто мигрировать, в коллективе были постоянные изменения, но вот гитарист Женя Коновалов много играл вместе с Женей Батыркиным, который сегодня работает с нами, и с Кондрусевичем. Такое вот было трио. И часто случалось, когда мы в БПИ играли концерт, они уже начинали играть танцы. Это была очень мощная группа. Еще был очень классный коллектив Битюкова -- ГУСЛЯРЫ. На каком-то там кирпичном был, помню, наклонный пол. С него убирали стулья, и зал превращался в танцевальный. Там Виталий Романов был барабанщиком, Володя Акулич, наш бывший сольный гитарист, перешел к ним работать и Борис Альхимович, который потом прославился как профессиональный музыкант. Этот коллектив исполнял музыку из репертуара прежде всего Карлоса Сантаны и делал это очень уверенно. Очень популярным тогда был коллектив Владимира Спиридовича, кажется, АРГОНАВТЫ. Все знали: если где-то выступает Спиридович, значит, нужно бежать туда и слушать, как он поет Day In The Life и песни из репертуара BEE GEES. В радиотехническом, кроме АЛГОРИТМОВ, была еще очень хорошая группа ОРТЫ -- что-то вроде дублеров АЛГОРИТМОВ. В ней играл Женя Отставнов, Володя Золотарев, Саша Володькин и... Сегодня уже сложно вспомнить остальных. Группа славилась тем, что у нее всегда была очень хорошая по тем временам аппаратура. Они делали ее сами: находили схемы, покупали динамики, и мы сами всегда с удовольствием ходили в РТИ, когда там были вечера, чтобы послушать, что там новенького покажут.
Конечно же, центром популярной музыки в те времена был безоговорочно РТИ. Точнее, на переломе 60-х и 70-х это называли бит-музыкой. -- А вот после того, как вы засветились на конкурсе "Алло, мы ищем таланты!", был, наверное, такой период, когда вы в Беларуси ходили в героях? -- Ну, не настолько. Просто в связи с тем, что мы мелькали на экране, нас стали узнавать. Но вот после самого конкурса нам повезло в связи с тем, что нас заметили в Москве. ЗОДЧИХ пригласили в такую авторитетную организацию, как "Росконцерт". Нас тарифицировали. Тогда это звучало: мы получали за выступление 9 рублей.

-- По тем временам -- неплохие деньги!
-- Следует учитывать: если мы выступали три раза в концерте в течение дня в каком-нибудь Дворце спорта, где была двойная ставка, каждый из нас получал по 54 рубля "грязными". Для 20-летних парней по тем временам это были очень большие деньги (дорогая гитара тогда стоила порядка 400 рублей. -- Д. П.). Мы попали в большую концертную программу "Театрализованный турнир эстрадной песни", которую возглавлял очень известный в те годы конферансье Эмиль Радов и возил эту программу по всему Советскому Союзу. 1971 год, 1972-й, 1973-й и начало 1974-го мы с этой бригадой ездили по всему Союзу. Мы были еще студентами, жили в Минске, учились, сдавали сессии, но постоянно выезжали на гастроли, которые могли длиться две-три недели. Играли в залах, на стадионах. И счастье было в том, что рядом с нами работали оркестр под управлением Владимира Людвиковского -- ассы музыки! Для нас это была такая школа, о которой мы и не мечтали. Мы общались с настоящими профессиональными музыкантами, познакомились с очень известными вокалистами: Львом Лещенко, Валентиной Толкуновой. В этой же бригаде работал Геннадий Хазанов, который вел концерты. А второе отделение закрывал, как правило, Валерий Ободзинский со своим ансамблем. Это также была для нас удивительная встреча. И приблизительно три года мы постоянно "варились" в такой вот кампании. Когда же все закончили институт, нам в Москве четко сказали: ребята, вы можете жить в Минске, но мы предлагаем вам профессиональную работу. К сожалению, правильно оценить это предложение мы не сумели. Каждый занялся собственным делом, связанным с инженерной профессией, и все пропало!

-- Это значит, что в 1974 году ЗОДЧИХ как таковых не стало? Кстати, вы тогда ЗОДЧИЕ назывались или ДОЙЛІДЫ?
-- Да просто белорусскоязычная пресса переводила название нашей группы. А тогда я и еще три человека из нашего состава продолжали играть в ресторане. Но это были ЗОДЧИЕ в уже усеченном варианте: днем инженеры, вечером -- музыканты. Музыка стала для нас достаточно рутинной работой, но поскольку все ее очень любили, мы пытались делать ее настолько хорошо, насколько могли.

-- И сколь долго продолжалось такое ваше существование?
-- До 1988 года. С нами работали разные музыканты: и пианист Александр Бурштейн немного, Леонид Златкин, несколько лет с нами работал Игорь Волчек -- прекрасный музыкант.

-- Что, тот самый известный ныне мультипликатор?!
-- Да! До сих пор мой близкий друг. Так что марка "ЗОДЧИЕ" все-таки существовала, но уже не было телеэфиров, профессиональной работы. Хотя уровень свой стремились держать. В конце 80-х в жизни страны многое поменялось, возникла совершенно новая политическая, экономическая ситуация. И стало просто не до музыки. Она перестала кормить.

-- А, собственно, возрождение ЗОДЧИХ чем было вызвано?
-- Это случилось полтора года назад. То время, в котором мы живем ныне, сравнить с началом 90-х нельзя. Все из нашего поколения сегодня имеют -- чуть хуже, чуть лучше -- какую-то работу. А вот пространство в душе осталось без музыки пустым. Это долго мучило меня, да и всех остальных. И при встречах я пытался говорить коллегам: может быть, еще рановато записываться в старики? И через какое-то время они со мной согласились. И тогда мы собрали ребят, которых знали по тем временам. Из боевого состава ЗОДЧИХ, который прошел конкурс, сегодня остались три человека: я, Семен Гофштейн, Володя Акулич. Мы стали репетировать, не ставя перед собой какой-то задачи на этом заработать. К нам пришел Женя Батыркин, классный барабанщик и отличный человек, и Юра Римашевский -- мультиинструменталист с огромным опытом, у которого внутри живет все то, что и у нас.

-- Я знаю, что за последнее время вы дали несколько публичных концертов. Где это было?
-- В первую очередь, мы начали поднимать музыку BEATLES. Об этом узнал директор "BEATLES-кафе" Виктор Морозевич. Он послушал нас и пригласил участвовать в своих концертах. Сейчас в этом кафе мы играем минимум четыре раза в год: на днях рождения всех участников BEATLES. Кроме того, нас приглашают на различные музыкальные вечера, в которых должна звучать музыка 70-х. Более всего мы играем "нашу" музыку, тех времен, -- и советскую, и западную, тот классический бит, с которого когда-то начинали. Я даже не могу называть это рок-музыкой, потому что в то время ЗОДЧИЕ настоящий рок все-таки не играли. Мы не были рок-группой в таком классическом понимании. Рок тогда в Минске играл состав Коновалов-Кондрусевич- Батыркин. А мы играли... как бы это точнее назвать... Эстрадную песню в современной обработке, вот! Да еще умели петь на четыре голоса, а капелла, практически любую песню.

-- Интересно, в те давние времена, вы каким-то образом сталкивались-пересекались с ПЕСНЯРАМИ?
-- Никак! Мы ведь были коллективом самодеятельным. Таким, кстати, остались и сегодня. А в ПЕСНЯРАХ работали люди с музыкальным образованием. У нас же у всех было только начальное музыкальное образование, семь-девять лет музшколы. Да, с участниками ПЕСНЯРОВ мы были знакомы. Я, как бас- гитарист, был хорошо знаком с Леонидом Тышко. Помню, как-то еще во времена ЛЯВОНОВ, у них был концерт в филармонии. Леонид пришел к нам на репетицию, мы с ним взяли самый первый появившийся в Минске ГДР’ский усилитель с колонкой "МВ-3", и в связи с тем, что денег на такси не было, от клуба БПИ отнесли его на руках до филармонии. Вдвоем. И Леня отыграл на нем концерт.

-- Сегодня вы, видимо, хотя бы время от времени пересекаетесь с молодыми белорусскими коллективами. Кто из тех, кого вы слышали, обратили на себя ваше внимание?
-- Мы просто еще не успели кого-то толком услышать. Сегодня музыкальный мир Минска, мне кажется, довольно разобщен. Нет таких мест, где бы регулярно собирались музыканты, как это было когда-то. Тогда был ресторан гостиницы "Планета", в котором играл классный коллектив Анатолия Архипова. Туда приходили буквально все музыканты города, чтобы послушать, как они прекрасно играют. Нет и такого ресторана, как "Юбилейный", где играл ансамбль Скугаревского. Нет и "Каменного цветка", где играл Стэф -- прекрасный саксофонист и классный человек. Теперь какие-то частные рестораны, в которых играют, не афишируя себя. Да и пространства там мало, да и не попасть чаще всего. Так что общения практически нет. Но что касается современной белорусской эстрады, мне кажется, что она берет за пример все самое худшее, что есть в российской эстраде. Это то, что я вижу по телевидению. Вообще, я не склонен давать никаких оценок. Хотя бы потому, что не профессионал. Просто у меня есть какой-то опыт, а раздавать оценки -- это для людей с консерваторским образованием.

-- Сейчас одним из обязательных условий существования каждого музыкального коллектива является наличие изданных записей. Что планируют в этом плане ЗОДЧИЕ?
-- Пока мы записали две собственных песни. Это "Встреча старых друзей", написанная специально по случаю возрождения коллектива. Вторая -- переделка того, что мы пели еще в 70-е годы: "Дзе знайсці тую дзяўчынку?" На белорусском языке, такая очень легкая, веселая песня.

-- А нет ли желания поучаствовать с этой песней в хит-параде сайта "Тузін гітоў"?
-- Почему нет? Если есть мы, если есть песня... Она ведь полностью в стиле тех ЗОДЧИХ, которые играли в далеких 70-х.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 49 за 2005 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета