Атморави
Беспрерывный поиск гармонии

Нередко переплетаются воедино такие две вещи, как жизненная философия и творческая реализация человека, носящего в себе это учение о бытии. Для каждого -- собственное. Атморави -- человек, поразивший меня гармоничным сочетанием того и другого. Его музыка настолько умиротворяющая и проникающая в самую суть, что ее хочется слушать, не прерываясь. Истинные чувства, не надуманные -- вот та изюминка, которая меня купила моментально. Если в песне поется про любовь или влечение, например, к женщине, то ты именно эти любовь и влечение и ощущаешь. Атморави (сразу уточню: для друзей -- Рави) -- личность, повидавшая многое и успевшая также для многого пожить... Ладно, я ж так до бесконечности могу.

-- Рави, ты в музыкальном отношении -- единоличник. Или герой-одиночка. То, чем ты занимаешься, как назвать можно? У тебя ведь как таковой команды-то и нет… Это проект или, может, просто сольное творчество: Атморави -- как, например, Боб Диллан?
-- Команды действительно нет. Но это полноценный проект, который просто называется моим именем -- АТМОРАВИ. Как та же ZЕМФИРА. Только у нее группа есть, а у меня пока нет.

-- Ну, процесс записи я себе представляю. А вот с концертными выступлениями дело обстоит хуже. Там момент действия -- сейчас и одновременно. Как ты с этим справляешься, коль коллеги-музыканты под твоей рукой отсутствуют?
-- Тут у меня два варианта. Либо это акустика. Так, например, я играю квартирники. Либо есть еще синти-поповый вариант: рекордер, электрогитара и эффекты.

-- Как давно начались твои сольные отношения с музыкой?
-- Именно сольные -- с 2002 года. До этого времени у нас с братом была группа, где он играл на гитаре, наш приятель на басу, а я пел песни и тоже на гитаре подыгрывал. Но в 2002 году брат упал с горы и перестал жить ЭТОЙ жизнью. Группа тогда тоже прекратила свое существование. Пришлось думать над тем, как дальше быть. Следующий ход являлся достаточно логичным. Примерно год мне потребовался на то, чтобы решиться заниматься всем этим самому, выпускать сольные пластинки.

-- Тяжело вообще после работы командной взять и взвалить все на свои плечи да так потом и нести это?
-- С одной стороны да, с другой -- нет. В группе творить, безусловно, интереснее, там каждый привносит что-то свое, от этого музыка, конечно, делается только богаче. Но есть такое понятие, как человеческий фактор. Когда вас много, то постоянно ощущаешь какую-то зависимость от остальных. Элементарно для того, чтобы что-то записать, нужно ждать самого человека, потом -- чтобы он пришел в себя, отрепетировал свои партии, и только затем -- записал. А так я могу все сделать сам.

-- Я знаю, что не последнюю роль в твоей жизни сыграла Индия. В принципе, Атморави -- тоже «оттуда». Здесь же тебя звали до какого-то времени… Иван. Это правда?
-- Откуда знаешь?

-- Коля Сапунов «проинформировал». По моей просьбе.
-- Раскололся таки. Просто есть имя гражданское -- «по паспорту», которым я пользуюсь для заполнения разного рода документов. А есть имя, которое дал мне мой мастер и с которым я живу.

-- Вот об этом поподробнее. Мастер -- тоже «индийский» момент. Ты вообще туда поехал туристом, а позже неожиданно во все это дело втянулся? Или же целенаправленно и осмысленно?
-- Я занимался всякими духовными делами с пятнадцати лет: православие, буддизм, «хари кришна»… Потом я случайно наткнулся на книги Оша. Мне тогда было лет семнадцать-восемнадцать. Мне повезло, потому что в то время как раз поднималась волна всего этого. И я в нее попал: здесь, в Петербурге… Мне показалось, что это именно то, что я искал. Почувствовал, что эта среда меня питает. И я с головой в нее нырнул. На десять лет. Потом уехал в Питер. Там в этом отношении было живее: постоянно происходило какое-то движение, встречались различные группы. Затем я попал в Германию, где мне дали денег на то, чтобы я мог дальше продолжать свое обучение. И оттуда я уже поехал в Индию на четыре месяца, целенаправленно в «коммуну» Ошы.

-- А со стороны все это как выглядит? Я имею в виду само обучение. Да и коммуны.
-- Человек, который понял что-либо в своей жизни и ПРО свою жизнь, спешит этим поделиться и всегда притягивает к себе желающих впитать его знание. Так происходит почти везде. В Индии эта традиция намного более сильная. Существуют люди, от которых, как говорят, например, «исходит свет» (да много можно разных слов придумать). Спонтанно вокруг них начинает расти общение… Оша -- человек, который в 60-е годы очень много ездил по стране, выступал на различных религиозных диспутах… Потом он просто решил, что пора где-то остановиться для жизни. Там и образовалось такое общество, которое он назвал коммуной. Это такое место, где живут люди, интересующиеся развитием себя, внутренним миром, проводятся групповые медитации…

-- Музыка в свете всего этого «варилась» также? И тут уж не мешала ли ОНА познанию человеческой сущности?
-- Нет. Все шло так же, как и раньше. Музыка ведь всегда была важной частью моей жизни. Кстати, именно она и подвигла меня в каком-то смысле на все эти духовные дела. Это произошло, когда я услышал АКВАРИУМ. Пусть БГ и подукрал каких-то мелодий, но тем самым он мне помог, и я его никак не осуждаю за какие-либо одолженные вещи. Моя музыка тоже жила… Музыка ведь вообще является отражением того, что происходит внутри у человека. Не у каждого, правда. Потому что «музыка» -- это очень громкое слово, да и «музыкант», кстати, тоже. А мы привыкли обычно автоматически сажать всех их в одну кастрюлю. Нельзя же забывать о том, что у разных людей, занимающихся пусть и одним делом, все равно будут разные мотивации. У одного -- выражение себя, у другого -- социальная реализация, у третьего -- устойчивое финансовое положение. DOORS, в этом смысле, -- классический пример…

-- А ты сам какую цель в своем творчестве преследуешь?
-- Для меня моя музыка -- это поиск гармонии и, в то же самое время, диалог, возможность вызвать резонанс у слушателей и в этот момент с ними пообщаться. Я считаю, что искусство рождается в промежутке между его потребителем и тем, кто его из себя извергает. В ином случае искусства просто не существует. Потому что если картину никто не увидел, можно сказать, что ее и не было вовсе. Так же как и с песнями: ты их написал, но никто не услышал -- их не было.

-- Ты сказал, что музыка есть отражение человека, родившего ее. Твоя музыка -- спокойная, покатая, гармоничная (прошу заметить: то, к чему, в принципе, и стремишься)… Ты действительно такой? В тебе на самом деле практически не бывает волн?
-- Дело в том, что музыка для меня не является катарсисом. Мне не нужно выражать свои эмоции ради очищения себя, успокоения, в качестве терапии. Нет необходимости. Кто-то бьет морды, кто-то ходит на футбол… И все это ради внутреннего очищения, ощущения свободы. А кто-то играет музыку, но опять же ради того же. Ему необходимо закрыться где-то и поорать. В нашем государстве это, к сожалению, популярный момент. Много молодых ребят выражают так в гаражах свои эмоции, потому что в обычной жизни их либо боятся выразить, либо просто слишком скованы для этого. Они считают, что злость, которая в них существует -- очень важный элемент, они представляют собой каких-то маленьких гномов, да еще и находят в этом упоение. Я не вижу в этом особого творчества. METALLICA, например, отличная группа, которая предпочла не останавливаться в своем творческом развитии. Хотя «хэви-метал комьюнити» после выхода «Черного альбома» их отвергло. Потому как оказалось, что важна для самих музыкантов именно музыка, а не все эти эмоции -- ярость, гнев… Что, в принципе, тоже не плохо. Просто жаль, что они остаются на бессознательном уровне.

-- Рави, ты заметил, что благодарен БГ. Как мне сказал опять же Коля Сапунов, ты имел удовольствие с ним общаться. Благодарность-то ты ему выразил лично?
-- Конечно. Так получилось, что в 99-м году я организовал концерт АКВАРИУМА в Мюнхене. Через год мы это повторили. На этой почве просто приходилось общаться. У АКВАРИУМА ведь нет миллиона менеджеров, как и у большинства российских рок-коллективов. Поэтому нужно было лично обговаривать многие «бытовые» вопросы. БГ, правда, не самый такой рубаха-парень. Но я ему сказал: «Большое спасибо, Борис», подарил книжку Оша, диск Тори Амос.

-- БГ в жизни такой же, каким мы на сцене его видим? Или все-таки этот образ немного надуман и является именно его сценическим воплощением?
-- На сцене, конечно, что-то происходит. БГ, безусловно, работает как канал. А так он более практичен, иначе бы просто не выжил. Правда, хватает недовольных, кто возмущается его тиранией, тем, что он всех заставляет под свою дудку плясать. Но ведь иначе не было бы половины дисков АКВАРИУМА. Хотя, кто знает, может, было бы и лучше. Мне кажется, что у Бориса есть какой-то план, которому он неукоснительно следует, жертвуя в процессе очень многим, достаточно важным для него. Но обиженные на него есть… Борис, как столп (ну, стоит и стоит. Что ему сделается? -- Прим. авт.). Он очень умный и, вместе с тем, крайне одинокий человек. Ему намного проще общаться с каким-нибудь шахтером, который не знает, кто это такой, нежели с журналистами или почитателями. Это случается, наверное, потому, что БГ -- очень развитая личность. Он столько всего прочел и прослушал, что невольно всегда ощущаешь себя мелким рядом с ним.

-- Давай теперь про Тори Амос. Это имя ты уже упоминал в нашем разговоре. Ты же с ней тоже умудрился пообщаться. Как угораздило-то таким счастьем?
-- АКВАРИУМ -- это самая значимая для меня российская команда, а Тори -- самый любимый артист из западного мира. Когда я дарил БГ ее диск 96-го года, он мне ответил: «Ты знаешь, а ведь я вчера уже эту пластинку купил». Потом оказалось, что у него есть все альбомы, кроме первого, его-то я ему потом и презентовал.

-- Так ты знаком с ней лично?
-- Да, если она меня вспомнит, конечно.

-- Людям ведь свойственно кого-то идеализировать. Больше всего этому «обожествлению» подвергаются с их стороны персоны публичные: те, про кого пишут, о ком читают, кого слушают и видят по телевизору. Артистов-западников, это касается в первую очередь. И Тори Амос, соответственно, тоже. Но она ведь в своей сущности не стремится к этому?
-- Тори уникальна по многим пунктам. Это настоящее открытие и подарок для этого мира. Она очень открытый человек. Особенно это видно на ее концертах, в ее пластинках… В отличие от многих своих коллег, перед каждым выступлением она делает «meet & greed». Если дословно переводить -- «встреча и приветствие». Чаще всего такие вещи проводятся для VIP или для журналистов, как, например, обычно делает DEPECHE MODE. А Тори осуществляет такие мероприятие перед каждым концертом, специально приезжает перед саундчеком и общается со всеми людьми, кто знает об этом и приходит. В Америке на такие встречи является очень много народа, а вот в Боне 23 июля пришло человек пятьдесят. По-разному бывает… Обычно там подписываются буклеты, дарятся фотографии... Тори всегда и у всех спрашивает, как дела. Может песенку сыграть.

-- Думаю, пора уже, наконец, к твоему творчеству обратиться. Альбом, который ты записал, называется «Чертополох». Он первый?
-- Под именем Атморави -- да. Прежде мы еще командой собирались выпускать. Причем ситуация была такая -- вот еще день, и все завертится. Альбом «Жизнь под облаками». «Ковчег» собирался издавать кассету. Но почему-то так все и оставили.

-- Я держала в руках полноценную пластинку, где были отточены даже все дизайнерские нюансы. Диск выпускала какая-то компания или и это также на твоем счету?
-- Альбом выпускал я сам. Просто пришло время. Я понял, что пора. Но ни одна компания не хотела за это браться. Очень не благодарное дело -- ждать, пока какая-то фирма разродится желанием что-то твое издать, тем более, в таком жанре. Это совершенно нормальная практика, когда музыкант сам себя «выпускает». Тот же Кид Рок. Записал -- реализовал. И ни от кого не зависишь. Единственно, для наших жителей сумма в тысячу долларов, необходимая для записи диска, -- вещь почти неподъемная. На Западе же самая последняя «гаражная» группа играет на гитарах, каждая ценой, как минимум, в полторы «штуки». Они «потрясли» родителей ради хорошего инструмента. В той же Англии вообще можно взять кредит на покупку музыкального оборудования или запись пластинки. И дают ведь. Потому что там неплохо зарабатывают с налогов, которыми облагаются музыкальные коллективы. Там элементарно поддерживают развитие культуры. Не только народные танцы и симфонический оркестр, но еще и рок-н-ролл, потому что люди наконец поняли, что в результате с рок-н-ролла получается куда больше финансовой прибыли. А здесь все иначе… Просто я решил, что диск готов и дальше с выпуском тянуть нельзя. Пора выпускать. Потом поехал в Москву. Посетил там всяческие лейблы: Real, Снегири… Но, естественно, без малейшего успеха. Сказали, что вокал звучит не нервно, невроз обязателен. Лучше психоз. Хотя бы завуалированный. Или это не катит. Нужно рвать на себе рубаху… Народ под все это дело бухает, а до него же необходимо докричаться. Сначала, может, и кажется, что это неплохо. Но потом думаешь: «Ребята, давайте лучше Элтона Джона послушаем»… В общем, я напечатал. А потом уже West Records за это взялись. Диски уже продаются в «Мистерии звука».

-- Официальная презентация уже была? Или, может, еще только намечается?
-- Можно сказать, что презентация у меня происходит каждый раз, когда я играю концерт.

-- Рави, как ты сам считаешь, в твоей музыке есть влияние мастера Оша и, если брать музыкальные персоны, то тех же БГ и Тори?
-- Естественно. Это же невольно получается. А как же по-другому? Если для меня что-то важно, я это пережил, то оно, безусловно, меня трансформировало в ту или иную сторону. Оша, например, -- это воздух, которым я дышу уже тринадцать лет. Я не собираюсь заниматься миссионерством и требовать от других, чтобы они непременно изменились. Пусть каждый живет, как хочет, как сам считает нужным. Я не хочу менять мировоззрение других людей в пользу своего взгляда на жизнь. Оша мое понимание веры расширил и углубил. Но он сам говорит, что знание, если оно одолжено, само по себе ничего не стоит. Заученные истины вряд ли таковыми являются для человека, вызубрившего их. Поэтому я стараюсь жить так, чтобы пускать саму жизнь в себя.

-- Ты чаще выступаешь здесь или, допустим, в Питере, где, как я поняла, ты нередко бываешь?
-- Все-таки здесь. В Питере у меня не было еще ни одного концерта. А в Москве случилось несколько штук. Вместе с БАБСЛЭЕМ. Вполне возможно, что в ноябре снова пару концертов в Москве будет. Честно говоря, сейчас в Питере не платят за музыку денег, поэтому смысла ездить туда выступать просто нет. В Москве с этим хоть чуть-чуть получше. А еще в Питере сейчас все очень мутно и непонятно.

-- То есть, оказывается, что не только у нас кризис, да еще и не такой, как мы себе представляли? Хорошо там, где отсутствуем мы сами… Это воистину.
-- Так и получается. Клубы в Питере закрываются… В общем, все как и у нас. Если не хуже. В начале 90-х действительно был всплеск, когда вдруг появились десятки заведений. Но потом также быстро всем стало ясно, что рок-музыкой в бывшем СССР деньги заработать очень сложно. По поводу этого надо очень хорошо думать. Но денег хочется много, а думать не хочется совсем. Поэтому решили, что гораздо выгоднее организовать места для богатых (с бильярдом, дорогущим баром, сауной, кривляющейся Веркой Сердючкой), где бы они и просаживали свое состояние, давая другим хорошенько пополнить карманы. В таких клубах популярны максимум BILLY’S BAND. Тома Уэйтса, например, закидали бы камнями. А BILLY’S BAND, между прочим, оказался неожиданно коммерческим проектом. Я ничего против них не имею, они на самом деле хорошие ребята, но никто (даже они сами) не ожидал, что так получится. Кабаре -- вот это катит. Даже Курылев жаловался, что играть в Питере негде. В Москве, конечно, ситуация получше. Но в любом случае там каждый клуб -- это в первую очередь жральня, где все от тебя только того и ждут, чтобы ты больше денег на еду спустил, а музыка -- так, на фоне. Там нет такого, как на Западе, где можно придти в заведение, купить пива, сесть буквально посередине помещения и наслаждаться игрой... где никто не будет ждать того, чтобы ты подороже наел... где ничего не просят, ничего не требует… Мне кажется, что всему виной рабское сознание большинства. Крепостное право-то отменили еще сравнительно недавно -- и ста пятидесяти лет не прошло. Народ еще не научился по-другому мыслить. Тем же, кто начинает мыслить иначе и противится существующему порядку -- голову с плеч. Нужно, чтобы был барин и холоп. Холоп рад, что есть барин, постоянно читает в газетах о том, как все это «барье» развлекается. А барин -- тот же холоп, которому просто посчастливилось украсть немного денег, и теперь он других холопов погоняет. Это как в армии -- чем не дедовщина?

-- Ну, я могу сказать, что «Чертополох» у тебя зрел достаточно продолжительное время. А как со следующей пластинкой будет, ты уже загадываешь?
-- Между прочим, следующий диск уже почти готов. Более того, его West согласился взять не только на реализацию, но и оплатить выпуск самой пластинки (тираж и все такое прочее). Расходы на производство музыки я беру на себя.

P.S. Первый раз видела, как от человека на самом деле исходит свет. В отдельные моменты беседы, глазам на самом деле было больно смотреть. Но словно компенсация за это -- непривычный для суматошной жизни комфорт. И радость. Простая. Человеческая.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 41 за 2005 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета