Чырвоным Па Беламу
И Никак Иначе

Разговор с этой нестандартной группой возник случайно, спонтанно... В среде белорусского рэпа, похоже, появился достойный продолжатель традиций Западного побережья. И этим продолжателем является группа ЧЫРВОНЫМ ПА БЕЛАМУ, интервью с участниками которой (отвечали они по-белорусски) мы и предлагаем вашему вниманию.
-- Расскажите о причинах, побудивших вас создать группу. Когда это произошло?

Палкоўнік: Я, вообще-то, за кефиром вышел. С этого и началась наше “гражданское образование”.
Кроў: Шутник. А теперь серьезно. В жизни мы разговариваем только и исключительно по-белорусски. Из музыки слушаем главным образом хип-хоп. Начали искать белорусскоязычные рэп-группы. И не нашли, а различные ПамідорАФФы и тому подобные “диско-рэпперы” таковыми для нас не считаются, т.к. это -- какая-то смешная пародия. Некоторое время назад вышла сборка беларусскоязычного “рэпа” -- “Пасадзіў DEAD RAPку”. Приятно, конечно, что кто-то пробует делать хип-хоп на белорусском языке, но, честно говоря, вышло смешно и даже, сказал бы, “невкусно”. Лично мне понравилось только два-три трека, среди которых кавер НЕСТАНДАРТНОГО ВАРИАНТА на песню “Паветраны шар” N.R.M. и очень хорошая группа BGS. Больше на сборке нечего искать. Настоящего рэпа там не найдете. Не знаю, что на этой сборке делает IQ 48. Это разве рэп?! То, что кто-то не поет, а быстро говорит рифмами -- это еще не показатель. А если вслушиваешься в музыку, создается впечатление, что они вообще никогда не слышали рэпа. Ребята, ну в справочник загляните, что ли, или в Интеренте поищите. Что ваша музыка имеет общего с хип-хопом? Я ничего личного против IQ 48 не имею, даже некоторые песни мне нравятся, но, пожалуйста, не называйте это рэпом.
Кстати, поэтому и решили взять дело в свои руки. Пускай это нескромно звучит, но получилось. А что самое главное -- признали нас другие, подчеркиваю, настоящие рэпперы Беларуси и наши слушатели, а для нас это самое главное. Под названием ЧЫРВОНЫМ ПА БЕЛАМУ мы музицируем чуть более полугода. За это время успели создать наш первый дебютный альбом -- “Актуальная тэматыка”, как само название говорит, затрагивали в нем актуальные вопросы страны. Сейчас работаем уже над вторым альбомом.

-- Есть ли у вас ди-джей, пишущий музыку для коллектива? Какие электронные программы вы используете?

Кроў: Сразу поправлю, ди-джей не пишет музыку, он ее играет. Настоящий ди-джей использует вертушки (turntabless) и виниловые пластинки. У нас в Беларуси “ди-джеи” главным образом пускают музыку с CD. Лично я таких называл бы обычными disco boys’ами, но наверняка не ди-джеями. Музыку для рэп-исполнителей пишут битмэйкеры (beatmaker), которых еще называют продюсерами. Что касается нас, то да, у нас есть битмэйкер, который пишет для нас «минусы» (музыку).
Slavko: В ЧЫРВОНЫМ ПА БЕЛАМУ я пишу «минусы». И использую главным образом программы AcidePro 5.0 (Sony), Cool Edit Pro, Cubase, Magix. -- Что вы думаете по поводу гангста-рэпа? Может ли подобная музыка пустить корни в Беларуси?
Кроў: Я лично являюсь большим поклонником гангста-рэпа как музыкального направления. Больше всего мне нравится его атмосфера.
Музыка мало того, что может, а уже даже пустила свои корни в нашей стране. Наиболее ярким и пока единственным настоящим представителем гангста- рэпа в Беларуси является наш хороший знакомый и друг Young-Dogg. На сегодняшний момент мы даже пишем совместный трек -- «Нет истины». Прослушать его можно будет на альбоме Young-Dogg’а «Нет дыма без огня», премьера которого состоится в ноябре этого года. Также советую посетить его веб-страничку (www.young-dogg.com) -- тем, кому нравится гангста-рэп, будет интересно.
Палкоўнік: Для меня важен смысл и слова, а стиль исполнения и даже музыкальный материал играют вторую роль. Мне атмосфера “гангста” не очень нравится, больше по душе “милитари”. Считаю, что такая музыка может пустить корни в любой стране, где в обществе существует “глорификация” культа криминала. Криминал очень глубоко вошел в быт постсоветского общества. Вспомните самые популярные российские сериалы, например, “Адвокат”, “Бригада”.
Slavko: Мне нравится, но я не знаю никого кроме Young-Dogg’а. Возможно, есть кто-то еще, но я про них не слышал.

-- Насколько я знаю, вы являетесь фанатами минского «Торпедо-СКА». Бытует мнение, что футбольные болельщики напрямую связаны с неонацистами. Как обстоят дела в стане болельщиков вашего клуба?

Slavko: Никогда не был фанатом.
Палкоўнік: Я из активных спортивных дисциплин больше люблю гольф и шахматы (смеется).
Кроў: Нет, мы не являемся активными фанатами «Торпедо», равно как и других клубов. Я вообще мало интересуюсь футболом. Но знаю, почему про это спрашиваете (усмехается). Мы просто дружим с фанатами «Торпедо» и очень их уважаем. Просто зачем делать из себя искусственного «хулса», если я на самом деле им не являюсь? Не мое это. Парням это нравится -- пускай, это их дело. Хоть я вообще против применения физической силы к людям, но когда надо постоять за себя, за семью, за Родину, за братьев -- долго думать не буду.
Что касается фанатов и скинов, то доля правды в этом, к сожалению, есть. Много «хулсов» также являются неонацистами. У «Торпедо» из тех, кого я знаю, скинов нет, но гарантий не дам. Там парни в основном истинные патриоты своей Родины -- Беларуси. Разговаривают тоже большей частью на белорусском языке, кстати, одни из не многочисленных «хулсов» в нашей стране. Мне очень не нравится, что есть такие провокаторы, которые называют патриотов, националистов какими-то фашистами и неонацистами. А это ложь! Это две разные вещи. Националист (не путайте, пожалуйста, с нацистом) в отличие от фашиста никогда не имеет ничего против представителей других рас, будь то афро-американец или азиат, кавказец. Ему не мешает то, что они живут в его стране. Националист требует от иноземцев только одного, чтобы они уважали (!!!) его страну, во всех смыслах этого слова. А в Беларуси национализм проиграл. Нет у людей этого сознания. В большинстве своем все разговаривают на русском языке (сколько вы знаете людей, которые ежедневно разговаривают по-белорусски?), не знают своей настоящей ни истории, ни культуры. Приравнивают себя к россиянам. У людей нет мотивации. Я считаю, надо смотреть на лучших и пробовать быть еще лучше их. А у нас ровняются на худших. А это показатель лентяйства. Поэтому мы все вместе трудимся, чтоб воссоздать это сознание.

-- Причисляете ли вы себя к hools- или casual-движению? Что можете сказать о развитии фан-движения в Беларуси?

Кроў: Нет, не причисляем. Даже не знаю, что это такое за движение, casuals. Если только вы спрашивает о музыкальных фанатах, об этом можно поговорить.
Палкоўнік: Кому что, а мне больше фанки нравится. Но лучше, чтоб было без преувеличений. Развитие фан-движения в Беларуси считаю естественным явлением. В стране, где полностью отсутствуют моральные, общественные и прочие авторитеты, люди ищут личностей, которые бы дали, а кому-то, может, даже вернули чувство собственного достоинства, веры в свои силы. Ищут личностей, стоящих того, чтобы быть примером. Молодежь воспитывается в естественном протесте против действительности. Поэтому ее “идеалы” очень часто отличаются от общепринятых. Среди них разные личности есть -- спортсмены, певцы, актеры, художники, музыканты, поэты, молодые бизнесмены. А также “братки” и другие менее положительные персонажи. Какое время -- такие и идеалы.

-- Были ли у вас выступления в Беларуси? Что можете сказать об уровне белорусской сцены?

Кроў: К сожалению, концертов мы пока вообще не давали и пока вряд ли будем. Те, кто знаком с творчеством ЧЫРВОНЫМ ПА БЕЛАМУ, поймет в чем дело. Было несколько предложений об участии в концертах, но мы вынуждены были отказаться. Много наших поклонников спрашивают о концертах, потому нам вдвойне обидно. Придет время, когда ЧпБ заиграет. Но это зависит от всех нас. Хотя, с другой стороны, может быть, неожиданно выступим на каком- нибудь фесте. Ищите и найдете (усмехается).
Насчет уровня белорусской сцены можно много говорить. В общем, выглядит очень плохо. А чему тут удивляться? В стране, где музыкальные пираты имеют больше прав, на самих исполнителей мало надеяться можно. Нужно понимать, что каждый, без исключения, каждый человек должен за счет чего-то содержать семью, себя, кормить детей. Да и хочется съездить отдохнуть. Хочется красиво одеваться, ездить на хорошей машине. Каждый к этому стремится, и нечего тут скрывать, это нормально. А на все это нужны деньги. Чтобы деньги были, их надо зарабатывать. А сейчас, скажите, как может заработать музыкант, если его диски можно купить нелегально на рынке, где они стоят дешевле, чем в магазине. Остаются только концерты. Не буду уже говорить, сколько на концертах зарабатывают, сказал бы, так читатели или смеяться начнут, или плакать. Так и концертов не много, у кого сейчас есть деньги, чтоб на них ходить? А владельцу клуба это также должно оплачиваться, он также хочет заработать, у него своя семья, дети. А если нельзя заработать на музыке, то надо искать что-то другое, воздухом сыт не будешь. Музыка отходит на второе место. И становится не работой, а, скажем, отдыхом, хобби. Не секрет, что для того, чтобы что-то создавать, надо этому отдаваться на 100%. Вот в такой стране мы и живем. И какой у нас может быть уровень белорусской сцены? А посмотрите, сколько белорусских талантов выехало в Москву. Почти что все лучшие звезды российской эстрады это или евреи, или белорусы. Это о чем-то говорит, не так ли? И директива о 75% белорусских исполнителей на радио не поможет. Палкоўнік: Ирина Дорофеева своим “Чоўнам” белорусскую музыку не спасет. А “Славянский базар” меня перестал интересовать уже давно. Уже нет той энергии, которая раньше была. Искусственный, рафинированный. Все исполнители похожи один на одного. Это понятно, так как больше шансов на коммерческий успех. Но надо же иметь какую-то совесть на сцене, достоинство. По крайней мере, стараться стать индивидуальностью, а не очередной временной группой или певцом, похожим на ЛАСКОВЫЙ МАЙ, ИВАНУШЕК, ВИА ГРУ или Максима Галкина с Надеждой Бабкиной. Чтобы поднять уровень белорусской эстрады, надо перестать ее контролировать. Музыку нельзя поставить в рамки.
Slavko: Да я вообще лучше ничего не буду говорить (смеются).

-- Ваши тексты и названия треков написаны на белорусском языке латиницей. Почему именно такое сочетание?

Кроў: Да. Латиницу мы используем. Мы сторонники белорусской латиницы и стараемся пользоваться ею каждый день. Считаем, что страна должна вообще на нее перейти. Хотя бы с исторической точки зрения. Я уже не говорю о том, что это помогло бы возродить национальное самосознание белорусов. Мы ближе к Западу, к Европе, а не к Востоку, Нужно помнить, что Беларусь перешла на кириллический алфавит около 200 лет тому, а латиницей наши предки пользовались более 500 лет…
Slavko: ...Но этому, к сожалению, уже не учат. Мало где упоминается об этом, и поэтому много людей про то, что когда-то в Беларуси писали латиницей, не знают. А жаль...
Палкоўнік: Латиница имеет и прошлое, и будущее, посмотрите, сколько стран ее используют. Переход на латинский алфавит не такой сложный, как кажется. Думаю, что при соответствующем желании, на протяжении 10-15 лет можно было бы спокойно и безболезненно на нее перейти. Кириллический алфави останется в российском языке. Зато дети с младенчества будут знать и кириллицу и латиницу -- будет меньше трудностей в изучении иностранного языка.

-- У вас политизированные тексты. Считаете ли вы, что такая тематика помогает вам в творческом плане?

Палкоўнік: “Какая там политика. Чисто конкретика”. Мы поем о наболевшем. Будет завтра людям болеть, что “денег так много, что неизвестно, куда их деть”, то будем петь о том, что делать с избытком денег (смеются). Или про новые adidas’ы, как читали Run DMC в Америке.
Кроў: Не исключаю, что только благодаря нашей ангажированности в политической и социальной сферах мы стали популярными и известными в определенных кругах и не только. Мы читаем о том, о чем все боятся читать, и петь также. Мы не прячем своих взглядов за метафорами и намеками, что очень характерно для рэпа. Наши мысли мы высказываем простыми, конкретными и прямыми текстами. Поэтому они так быстро попадают к слушателям.

-- Какой саунд в рэпе вам наиболее импонирует: олд-скул (жесткий) или мэйнстрим?

Кроў: Мне все же больше нравится гангста-рэп и баунсавыя треки. Также не откажусь послушать и от достойного олд-скула.
Slavko: Что касается нашего творчества, то нам лучше работается в хардкоровом саунде. Иногда получается вставить олд-скуловые звуки, реже -- гангста.
Кроў: Если говорить об общих музыкальных пристрастиях, то это по-разному. Я слушаю одинаково и Западный, и Восточный хип-хоп. Из-за Атлантики среди рэпперов мне нравятся в первую очередь 50 Cent, LL Cool J, Jay-Z, G Unit, Snop-Dogg, NAS, WU-TANG CLAN, X-ZIBIT, CYPRESS HILL, Tupac, BAD BOYS… хммм, не забыл ли кого-то?! На самом деле много всего, если все перечислять, вряд ли бы дня хватило. Из российских команд СМОКИ МО, KREC, ИЕЗЕКИИЛЬ 25-17, КРЁСТНАЯ СЕМЬЯ, ТРИАДА, и это также не все. Но главным образом слушаю перечисленные группы.
Палкоўнік: Из российских временами слушаю VANICH MILITARY CLAN, СЭТ, ЗЛОЙ ДУХ и вышеупомянутые группы. Из зарубежных -- по-разному, американские 50 Cent, Snop-Dogg, польские PAN DU?E P и PIERWSZE PI?TRO, немецкие SAMY DELUXE и многие другие. Я -- всеядный.

-- Как вы считаете, смешение хип-хопа с другими стилями музыки дает положительный результат (например, в acid-jazz’е и g-funk’е)?

Кроў: Конечно. Сказал бы, что даже очень позитивные резульаты. Именно хип-хоп позволяет экспериментировать в различных музыкальных направлениях. Вот этим хип-хоп и отличается -- можно делать все. Поэтому он так популярен. Для меня отличным примером является группа LIMP BIZKIT. Не обязательно всегда удается сохранить стилистику хип-хопа, но важен именно окончательный эффект. Можно делать рэп на разностилевых звуковых сэмплах. Вот у нас очень удачным получился трек “Годнасць”, где звуковая дорожка состоит из игры симфонического оркестра. Можете сами послушать и сделать выводы.

-- Что вы думаете по поводу популяризации MTV R&B (заниженного качества, по сравнению с эталоном на настоящих дорогих вечеринках) и псевдо- гангста рэпа?

Кроў: Насчет MTV?! Хммм, хорошее телевидение. Сам смотрю. Нет какого-то конкретного мнения по поводу популяризации MTV R&B. Если говорить о гангста, то тут все намного сложнее. Вообще, в хип-хопе наиболее важна искренность, т.е -- говорить правду. Если все делается искусственным образом, то это плохо. Но я думаю, что рэп должен коммерциализироваться. Так как благодаря этому музыка может развиваться. Об этом я уже говорил ранее. Поэтому, когда люди покупают таких «псевдогангстеров», значит, им нравится, и запрещать этого нельзя. Лично я все же за правдивый, искренний хип-хоп. Со временем «псевдо» забудутся, так всегда бывает, а останутся только настоящие представители хип-хопа.

-- Вашу музыку приятно выделяет мощный басовый бит... Однако она довольно монотонная и прямолинейная. Вы намеренно пошли на ужесточение саунда?

Кроў: Мощный басовый бит -- это один из нескольких знаковых отличий рэпа. Поэтому он используется в каждом «минусе». Прямолинейность тоже характеризует наше музыкальное направление. Больше о мастерстве битмэйкера говорят различные вставки, эффекты. Кстати, не все музыканты стремятся к монотонности и прямолинейности, это кто как на нее смотрит. Ценители рэпа всегда найдут множество нюансов, которые и будут свидетельствовать о разнообразии трека. Мы выбираем жесткие звуки специально, потому что это соответствует музыкальному стилю ЧЫРВОНЫМ ПА БЕЛАМУ.

-- Насколько я знаю, вы сотрудничали с польским исполнителем. Чем был обусловлен этот выбор?

Кроў: Да, мы записали совместный трек "Хвіліна цішыні/Minuta Ciszy”. Трек был посвящен жертвам Чернобыльской трагедии. Главной составной частью в нем была смерть, утрата близких. В нем повествуется о молодой особе, которая пережила смерть всех своих близких. Винит во всем людскую небрежность. Людей, ответственных за то, что сейчас происходит в стране. Которые врут, пробуя скрыть правду. В схожем стили была написана польская часть трека. За нее отвечал Gienia из Pierwsze Pietro Rec . Это молодой, но очень способный варшавский рэппер. Так же, как и мы, он делает андерграундный рэп. Поэтому мы легко нашли общий язык. И быстро пришли к мысли о совместной песне. Познакомились мы через общих знакомых. Получилось так, что они ехали в Польшу по своим делам и предложили нам съездить с ними. Мы были уже несколько раз у наших западных соседей и нам очень понравилась страна. Поэтому долго не раздумывали над предложением. Поехали. В Польше нас познакомили с несколькими интересными личностями, среди которых был и Gienia. Решили попробовать. После возвращения домой начали писать свою часть текста. Slavko делал «минус». Тематику мы обозначили еще на месте. Мы уже давно думали о Чернобыле. Хотели тем самым упомянуть о событиях и чуть освежить память людям. Через некоторое время пришлось вновь съездить в Польшу, чтобы записаться. Удалось это сделать на студии. Сотрудничество вышло очень интересное, а его результаты можете сами прослушать и оценить. Как сказал один наш знакомый после прослушивания трека: “Музыка ўганяе ў паніку, а тэкст зусім дах зносіць”. Эти слова о чем-то свидетельствуют?!

-- Кто будет издавать в Беларуси ваш второй альбом "Вулічныя байцы" ? Когда он выйдет?

Кроў: Как я говорил, мы андерграундные исполнители. Поэтому наши треки сейчас можно найти и скачать себе исключительно на нашей страничке www.c- p-b.tk. В скором времени (всем сердцем верим, что это будет скоро) мы издадим и первый альбом, и второй, а может и третий, и четвертый. Если уже издавать, то через наш лейбл С.О.Х. Production, в состав которого входят много других очень интересных исполнителей. С.О.Х. Production -- это первый европейский хип-хоп-лейбл, который объединяет рэп-исполнителей со всей Европы, а также Африки и России. С.О.Х. объединяет не только МС, но и битмэйкеров, пиарщиков, продюсеров, сотрудничает с наикрупнейшими европейскими дистрибьюторами и спонсорами. Есть филиалы в Беларуси, Польше, Франции, Германии, Чехии, Нигерии и России. Ориентируется главным образом на европейский рынок. В его работу вовлечены лучшие битмэйкеры и саундпродюсеры из США, Канады, Европы (Франция, Германия, Чехия, Польша). Более подробную информацию можно узнать на веб-страничке Young-Dogg’а.

-- В ваших композициях партии вокала часто не очень хорошо слышно (Z Niedacvietau, например). Чувствуется лиризм композиции, но как насчет мужской агрессии в вокале?

Кроў: Честно говоря, мне лично З Недацветаў не очень нравится. Плохо получился трек. Это одна из наших первых работ. Сейчас бы я все сделал по- другому. Текст мне нравится. Это вообще стихотворение Янки Купалы. Мы хотели сделать несколько песен на стихи белорусских поэтов. Решили, что это будет очень интересное совмещение. Кроме этого трека есть еще один -- “Ода” на стихотворение Адама Мицкевича .“Ода да маладосці”. А агрессия в вокале не всегда должна присутствовать. Хочется создавать разноплановую музыку.

-- Вы используете струнные (синтезированные) инструменты в аранжировке... Это дань моде или намеренные поиски уникального звучания?

Slavko: Скоре, второе. Понятно, что хороший текст -- это только половина успеха, вторая половина -- это хороший «минус». Поэтому ищем среди миллиона звуков уникальные и неповторимые. Хип-хоп никогда не стоит на месте, он всегда идет вперед. Поэтому нельзя застаиваться и исполнителям. Если что-то делается модным, то для исполнителей это уже отошло на второй план. Надо искать новые задумки. Мы в ЧЫРВОНЫМ ПА БЕЛАМУ пробуем не делать так, как модно, а наоборот, -- сами создавать моду.


Музыкальная газета. Статья была опубликована в номере 25 за 2005 год в рубрике музыкальная газета

©1996-2021 Музыкальная газета