InDesign. Введение

Как показывает практика, люди, начинающие постигать искусство верстки полиграфической продукции, очень смутно представляют, что это такое на самом деле и откуда происходит. Именно поэтому данная статья предваряет последующую информацию о дизайне в полиграфии и обзор программы верстки Adobe InDesign CS3.

Итак, что же за зверь такой эта верстка? Пролистав несколько разных словарей и скомпоновав информацию, имеющуюся в них, я получила такое определение:

Верстка в издательском деле и полиграфии — это один из основных производственных процессов формирования (составления, монтажа, корректуры) страниц (полос) заданного формата в готовое издание (книги, журналы, газеты) путем компоновки подготовленных заранее текстовых и графических элементов, а также результат этого процесса, то есть собственно полосы. От качества ее выполнения прямо зависит качество готовой книги, журнала или газеты.

Ко всему прочему, это наиболее сложный и продолжительный процесс подготовки оригинал–макета, так как от него напрямую зависит качество готовой продукции. Верстальщик должен знать в совершенстве обязательный минимум технических правил, которые диктуются стилем оформления, используемыми материалами и т.д.

Еще совсем недавно каждый этап подготовки выполнялся отдельным узконаправленным специалистом: редактором, корректором, художником, наборщиком, печатником и т.д. С появлением компьютерной техники эти профессии удалось совместить и, расширив диапазон возможностей работника, уменьшить штат. Само собой разумеется, что такой «профессионал широкого профиля» должен хорошо разбираться в технологических особенностях отдельных этапов, учитывая при этом их взаимосвязь и взаимозависимость. В небольших редакциях так и вообще могут работать буквально несколько человек, которые выполняют всю работу по подготовке печатного издания. Профессия, объединяющая в себе несколько смежных, стала называться «верстальщик». Необходимость осталась только в корректорах, дизайнерах и редакторах (профессии, которые, в свою очередь, также стали комбинированными: редактор–корректор, художник–дизайнер). Именно так появилась широко, на сегодняшний день, распространенная профессия: дизайнер–верстальщик.

Но это сегодняшний день, а что касается предыдущих лет, с момента зарождения книгопечатания, то предлагаю окунуться на минутку в недра исторических хроник и узнать, как же проходил этот процесс без современных компьютеров.

Краткая история полиграфического искусства

Сегодня, пожалуй, уже нельзя представить себе мир без книг, газет, журналов. Однако не секрет, что большую часть своей истории люди прожили без них. Знания передавались из поколения в поколение в устной форме, дополняясь, совершенствуясь, трансформируясь. Но такой вариант был возможен, когда поселения были небольшими. Момент образования государств с большим количеством жителей был ознаменован тем, что возникла острая необходимость активно обмениваться сообщениями. Объем и разнообразие знаний стали слишком велики, чтобы их можно было сохранить в памяти. Да и передаваться такие сведения должны были не только сородичам или ближайшим соседям. Это и был толчок к появлению письменности.

Первые записки были очень лаконичными и имели форму хозяйственных пометок. Материалом для нанесения напоминаний служила глина, которую разминали и придавали форму пластинок. Писали на таких пластинках острой палочкой, а потом глину высушивали или обжигали, что делало таблички с пометками долговечными.

Постепенно письменность набирала обороты, люди получили возможность излагать «на бумаге» более обширную информацию (требовалось либо больше табличек, либо увеличить размер пластины, которые от этого становились хрупкими). Появилась необходимость в профессии писцов. Люди, обладающие навыками письма, пользовались особым почетом и уважением. Специально для обучения писцов при храмах стали создаваться школы.

Древние египтяне внесли в развитие полиграфического искусства свою лепту в виде писчих листов из папируса. Материал был легким, удобным и очень дешевым, так как недостатка в стеблях папируса на берегах Нила не было, и ко всему прочему очень долговечным — некоторое количество сохранилось до наших дней. Растение особым образом обрабатывали, а потом склеивали в длинную полосу, которая стала называться «свиток». К слову, длина такого свитка могла достигать тысячи метров. Недостатком этого материала было то, что папирус довольно рыхлый материал, и поэтому писать на нем можно только с одной стороны: чернила, наносимые на другую сторону заостренной камышовой палочкой, проникали на всю глубину. Кроме всего, папирус хрупок, поэтому сгибать его листы и сшивать их в тетради нельзя. Но несмотря на это, он был очень популярен и даже импортировался в другие страны.

Помимо папируса, египтяне придумали использовать для письма и рисования льняные ткани, но этот способ был менее популярный и гораздо более дорогой. Такие расписанные полотна нашли применение в мумификации, ими оборачивали умерших знатных людей.

Папирус, параллельно с альтернативно найденными материалами для письма (пальмовые листья, липовый луб, льняные ткани и свинцовые свитки), использовался еще очень долго в силу своей универсальности. Но через некоторое время и ему была найдена достойная замена: оштукатуренные или покрытые воском деревянные таблички. Они были очень удобными, легкими, позволяли стирать написанное и писать заново. Ко всему, несколько таких табличек можно было связать наподобие книги, которая называлась кодексом. Позже эти таблички заменились свитками из кожи, которые получили название пергамент (по названию города Пергам в Малой Азии, где его производили). Это была, пожалуй, самая удачная находка материала для писания. Теперь любители чтения (нужно отметить, что таковых в Римской империи, Греции, на Востоке было много — грамотные люди очень ценились государством) получили возможность, не боясь, что хрупкая «книга» развалится, наслаждаться творениями литераторов. Создавались библиотеки с произведениями различной тематической направленности, как публичные, так и частные (например, у великих философов Платона и Аристотеля), образовывались книжные лавки, появилась новая профессия библиотекарь.

После того как пергамент занял свое заслуженное место на первой строчке прототипов современной бумаги, получило развитие и искусство полиграфического дизайна: книги стали украшаться, листы краситься в разные цвета, писцы экспериментировали со шрифтами. Пергаментные кодексы вытеснили напрочь папирус, так как шкуры (овечьи, телячьи, козьи и даже кошачьи) были прочными, гибкими, очень долговечными и на них можно было писать с двух сторон. Недостатком было то, что на изготовление одной книги могло пойти целое стадо молодняка.

Но это все было рукописание, которое продлилось вплоть до IV века. Единственное известное исключение — это так называемый Фестский диск, датируемый XVII в. до нашей эры, найденный на острове Крит. Ученые путем тщательных исследований установили, что текст был нанесен на сырую глину способом, напоминающим механический: знаки были вырезаны на штампиках и оттиснуты на сырой глине. К сожалению, расшифровать надписи не смогли до сих пор.

Активное повышение грамотности населения привело к необходимости автоматизировать и ускорить процесс создания книжной продукции. Возникли новые специальности: редактор и корректор. Появление их вызвано было тем, что при переписке текста появлялись ошибки, которые нередко даже искажали смысл написанного. Примерно в V веке до нашей эры в Китае придумали способ размножать изображение и надписи — на деревянной пластине (альтернатива — каменная пластина) вырезалась зеркально отраженная картинка или надписи. Смазав пластину краской, можно было получить оттиск, а количество этих оттисков уже регулировалось мастером-печатником. Потом они скатывались в свитки. Чуть позже «бумагу» стали не сворачивать в рулон, а складывать как ширму. Прорывом стало понимание, что материал лучше разрезать на листы и склеивать с наружной стороны (в XIV-XV вв. их стали прошивать).

Папирус в качестве материала для письма в Китае был недоступен, поэтому древние полиграфисты стали экспериментировать с сырьевым материалом. В итоге, используя различное тряпье, древесную кору и конопляное волокно, они получили первую бумагу. Процесс был довольно трудоемким, однако результат превзошел все ожидания. Через некоторое время император издал указ, назначающий бумагу общеупотребительным материалом. На этом развитие на долгое время остановилось.

XI век ознаменовался тем, что кузнец по имени Пи Шен, работая с различными формами, пришел к выводу, что работать со сборной конструкцией гораздо проще, чем с цельной. Он предложил такой вариант: изготовить из глины литеры и вставлять их в рамку, изменяя исходя из потребностей. Изобретение было принято и реализовано. В XIII в. литеры стали делать из олова, дерева, а в Корее предложили медный вариант.

Но вернемся к Европе. Пала великая Римская империя, уничтожалось все, в том числе огромные и уникальные по своей значимости библиотеки. За дело спасения культурных ценностей взялась церковь. В своих недрах храмам удалось сохранить очень много чего, но для простых смертных доступ закрылся.

Книги были жизненно необходимы церкви для восстановления и создания богословской литературы, популяризации и распространения веры. Поэтому при монастырях организовывались целые мастерские (скриптории), где сидели писцы, переписывали от руки древние тексты, писали новые, проверяли ошибки и неточности. Существовало жесткое разделение труда: одни монахи наносили на пергаментные листы линии строк, другие писали аккуратным ровным почерком, используя тростниковые палочки, птичьи перья, по-особому заточенные, и лишь изредка — металлические перья. Художники украшали рукописи орнаментами и миниатюрами. Чернила были черные, красные, иногда голубые, желтые, фиолетовые. Переплетчики делали из дерева обложки (переплетные крышки) и обтягивали их кожей или тканью, иногда, как декоративный элемент, вставлялись красивые кусочки металла и драгоценные камни. Книги были настоящими произведениями искусства и стоили очень дорого (например, за школьный учебник отдавали двух телят).

Грамотность снова стала популярной. Родители из разных социальных слоев стремились, чтобы их дети умели читать и писать. Начали возрождаться библиотеки, которые наполняли книги, листы которых были из бумаги. Парадоксально, но факт: в Европу бумага пришла не от китайцев, а от арабов. Они усовершенствовали способ изготовления и предложили довольно широкий ассортимент видов бумаги: от листов невысокого качества (для обычных повседневных записок), до тончайшей (для голубиной почты). Доступность и дешевизна бумаги содействовала тому, что существенно увеличился выпуск книг.

На Руси развитие письменности шло с задержкой. Киевские князья приглашали к себе специалистов-переписчиков из-за границы, не желая обучать своих людей. Обучение писцов проводила только церковь, не желая «делиться кадрами». Развивалась довольно активно только церковная литература. Писались и переписывались Евангелия, псалтыри, «изборники», фрагменты священного писания, изречения мудрецов, сведения об истории, статьи о логике, ораторском искусстве. В «изборники» нередко включались отрывки из сочинений античных философов.

Вплоть до XV в. все писалось на пергаменте, который привозили из Греции и с Запада. Изготовление своего было плохо налажено и качество материала оставляло желать лучшего. Простые люди писали на дешевой бересте. Спустя некоторое время стала использоваться бумага, доставляемая с Востока, а потом из Европы (в середине XIII века бумагу начали делать в Италии, в XIV веке во Франции, потом в Германии, Англии). Книги стали дешевыми и доступными.

В это время Европа начала активно печатать книги. Технология сильно напоминала восточную, с опозданием на несколько веков, но и здесь, путем проб и ошибок, дошли до системы сборно-разборных конструкций, которые совершили прорыв в развитии полиграфического искусства. Считается, что первым, использовавшим этот способ, был Гуттенберг — ювелир, гравер, резчик по камню. Он открыл способ механического набора текста, но печатание как технология переноса текстовой и изобразительной информации со специально изготовленного носителя (формы) на запечатываемый материал было изобретено задолго до него.

Так появились первые типографии с настоящими печатными станками. Станки были ручными, но существенно ускоряли процесс изготовления печатной продукции. Штампики, называемые литерами, отливались в специальных формах и представляли собой сплав, где преобладающим металлом был свинец. Набор из букв хранился в специальной наборной кассе (к слову — детский набор букв также называется касса). Наборщик брал необходимые литеры и укладывал их в нужном порядке на специальную доску, называемую наборной. Как только комбинация была составлена, весь набор обматывался суровой пеньковой ниткой, чтобы буквы не разъезжались, и смазывался сверху типографской краской (смесь из льняного масла и сажи). Сверху укладывался влажный лист бумаги, просушивался и после этого рабочий делал оттиск. Готовый лист помещали под пресс, потом складывали в стопки, разравнивали и переплетали. За первые 50 лет книгопечатания человечество получило книг больше, чем за сотни лет до этого.

Развитие полиграфии шло своим чередом, менялись и совершенствовались технологии изготовления бумаги, изменялись и совершенствовались станки, но это был вялотекущий процесс. Вплоть до XIX века процесс набора и изготовления литер был ручным. Со времен Гуттенберга мало что изменилось.
Очередным толчком в развитии послужил расцвет журналистики и безумная конкуренция различных изданий, когда новости подавались читателю как завтрак — быстро и горячими. Чтобы это осуществить, потребовалась оперативность исполнения. Но вручную наборщик за час был способен набрать не более тысячи букв (примерно двадцать три строки), что было очень медленно. Пытались экспериментировать с отливкой самых активно использующихся слогов, но и это не сильно ускорило процесс — наборная касса увеличилась и рабочему стало неудобно. Нужно было автоматизировать процесс. За дело взялись конструкторы, и в 1822 году появилась первая наборная машина, которую сконструировал английский инженер Уильям Черч, потратив на это изобретение пять лет. Станок не стал популярным, но послужил своеобразной отправной точкой для развития инженерной мысли.

Машина была несовершенна, но она частично механизировала печать и представляла собой большую деревянную раму, стоящую на ножках. Мастер нажимал на педаль и приводил в действие механизм. На верхней перекладине находились так называемые пюпитры, своеобразные подставки для пеналов с литерами. Нижняя перекладина напоминала клавиатуру с кнопками, которые фиксировались пружинами. Работник последовательно нажимал на эти кнопки, и нижние литеры выдвигались из пенала на переднюю часть пюпитра, а потом с помощью особого приспособления направлялась на его середину. Следующее действие — нажатие ручки, посылало нужную литеру в собирательный канал.

После изобретения Черча конструкторы осмелели и стали гораздо активнее заниматься разработкой печатного станка. Была масса неудачных разработок, но в конечном итоге положительный результат был достигнут — датский наборщик Христиан Соренсен в 1851 году показал миру свое изобретение, которое оказалось удачным. Его машина помещалась на столе, отдаленно напоминая внешним видом механическое пианино. Механизм был довольно сложным — в середине конструкции отверстием кверху была расположена воронка. В ней помещались два цилиндра — наборный и разборный, которые приводились в действие посредством зубчатого колеса. Рядом с этими цилиндрами находился набор из ста двадцати медных реек с выступающим стержнем в виде хвоста ласточки. Принцип работы был следующий: литеры нанизывались каждая на свой стержень и перенаправлялись в середину аппарата. Рабочий ударял по нужной клавише, литера освобождалась и выпадала через специальный желобок в воронку. Каждая заготовка литеры имела особые прорези (сигнатуры), которые в точности соответствовали формам одного из стержней. При этом сигнатуры были разными по форме. Из воронки заготовка попадала на верстатку (площадка для набора букв). Как только строка была набрана, наборщик или его помощник ее выравнивал, и процесс начинался сначала, пока лист не был полностью набран.

Система сигнатур получила применение и в других, более поздних разработках: станок Фрезера, который активно использовался в Англии и Америке вплоть до XX века; полиграфическая машина Гелли с автоматическим выравниванием строк и др. Однако недостаток всех этих изобретений был в том, что они не были многофункциональными, то есть выполняли одну функцию — либо набирали, либо разбирали литеры.

В 1838 году американцем Давидом Брэсом была изобретена машина для отливки литер. Она довольно быстро вошла в разряд очень популярных и активно использовалась на протяжении пятидесяти лет. Параллельно был собран и запатентован более совершенный станок — полностью автоматическая комплексная словолитная машина.

Очередным витком в развитии полиграфии стал линотип — полиграфическая машина, изобретенная в 1886 году подмастерьем часовщика Оттмаром Маргенталером из Балтимора. Будучи грамотным, он прочитал, а потом использовал многочисленные конструкторские находки своих предшественников. Его изобретение увеличило скорость печати за счет того, что литеры не составлялись, а отливались прямо в форме. Процесс был гораздо сложнее, чем в предыдущих машинах, но результаты очень радовали — для каждой матрицы существовало несколько типов и размеров шрифтов, и давал возможность набрать газету с начала до конца, с заголовками, подзаголовками, объявлениями и прочим. Опытный наборщик успевал набрать на нем до двенадцати тысяч букв за час. Такое существенное ускорение, по сравнению с ручной работой, было чрезвычайно важно и отвечало давно назревшей потребности. С тех самых пор опыты по усовершенствованию печатных станков проводились постоянно, машины приобрели мощь, скорость, процесс стал почти полностью автоматическим.

Современное издательство — это производство, которое дало возможность обратить внимание на творческую часть, дизайн печатной продукции, освободив людей от «черной» работы. С появлением настольных издательских систем (Desktop Publishing = DTP) грани между отдельными этапами подготовки изданий начали стираться. Мощность средств автоматизации труда стала такой, что практически весь процесс подготовки публикации к изданию может выполнить один человек.

Продолжение следует

Мария Рыжкова


Компьютерная газета. Статья была опубликована в номере 18 за 2009 год в рубрике soft

©1997-2022 Компьютерная газета