Убийства в игре и жизни

Hекоторое время назад, примерно в начале апреля, в США на поверхность общественного внимания и средств массовой информации всплыла история, случившаяся в конце 1997 года, когда один из американских школьников расстрелял своих одноклассников. Поводом для повторного рассмотрения этого случая стало решение родителей погибших детей подать в суд на несколько представителей американского шоу-бизнеса - производителей компьютерных игр, авторов одного фильма и два порно-сайта в Интернет. Компьютерные игры и некоторые голливудские фильмы не раз обвинялись в провоцировании антиобщественного поведения, но на этот раз инициатива опирается на конкретный случай и вызвала отклик практически во всех игровых масс-медиа, некоторые из которых обвиняют адвокатов обвиняемого и пострадавших в желании переложить вину с убийцы на безликие корпорации и ссудить с них 130 миллионов долларов (такова общая сумма выдвинутых исков). Перевод редакционной статьи одного из множества игровых сайтов - www.gamepost.com - приводится ниже как иллюстрация точки зрения большинства компьютерных игроков. Материал, следующий после перевода, написан в свете нового расстрела, произошедшего 21-го апреля этого года.

Приводит ли виртуальное насилие к безумию?

Он убил их. Он вошел, когда они склонили головы и сложили руки в молитве, и убил их. Он поднял свой пистолет и стрелял, и стрелял, и стрелял, и почти все, кого он лучше всего знал, были им убиты. Я не знаю всего, что в то ужасное утро 1 декабря 1997 года было в голове у Майкла Карнеала. Hо я уверен до мозга костей, до самых изначальных остатков моей человечности, что в тот момент он не думал о спрайтах из "Дума" или "Sephiroth". Когда он слышал их крики, когда он видeл брызги крови и их падающие тела, когда он решил порядок (каким он его знал) превратить в хаос, тогда он знал, действительно знал, что убивает их. Я не думаю, что в тот момент он размышлял о том, сколько раз ему удалось убить оппонента в последней игре в Quake, или что ему казалось, будто пытающиеся убежать одноклассники это какие-то существа из "Resident Evil". Я думаю, он знал, что делает, в своем безумии, в своей ярости и муках, и такой холод жег его изнутри, что подобные вещи ничего для него не значили. Он убил их. А потом он стрелял снова, снова и снова, пока его не скрутили. Как же ужасен был Майкл. Я говорю это теперь, поскольку не пытаюсь оправдать его. Я думаю, Майкл не просто какой-то ребенок, который сошел с ума потому, что забыл, что DOOM это не реальность, хотя... все-таки он убил их. И ничто, ничто не может это исправить. Hичто не может оправдать причины происшедшего, но, возможно, самое главное, чтобы мы не упростили случившегося, обвиняя во всем кино или игры. Я не был знаком с ним и не думаю, что многие из тех людей, которые сейчас спорят об этом случае, подавая судебные иски "против Голливуда, против производителей видеоигр", знали его, даже если жили с ним в одном городе. Судя по тому, что я слышал, немногие хорошо знали Майкла, его презирали, он был парией, "зеленой обезьяной" (как сказала бы блистательная Харлан Эллисон), иллюстрацией мифа о равных возможностях - все ненавидeли его. У него было мало дpузей, его доводили насмешками до невменяемости, и для большинства в его школе, пpотив котоpой он в конце концов и ополчился, безумный и бешеный от злобы, он был всеобщим ходячим посмешищем. В школьной газете его назвали "fag" (прим. пер. - "шестерка", в некоторых жаргонах - "педераст"). Они изводили его, преследовали, били. Они разрушили его жизнь и детство так, чтобы им, спотыкающимся в своей жизни, можно было бы видеть кого-нибудь, кто был еще хуже, чем они. Поэтому они, будучи так невежественны и молоды, в таком трудном возрасте должны были быть прекрасного мнения о самих себе, потому что... потому, что, по крайней мере, они не были такими, как Майкл. Такие истории происходят повсюду. Это происходит в каждой средней школе Америки, вероятно - в каждой школе мира. Это результат иерархических тенденций, смешанных с интеллектом. Желание, существующее в каждом из нас, - как-нибудь, каким-нибудь образом быть частью чего-нибудь большего, чем ты сам, чтобы с помощью группы подтвердить свое существование. Мы формируем клики, гильдии, кланы, страны, нации, партии, религию, философские школы... что бы то ни было. Hам нужно, отчаянно нужно знать, что мы не одиноки... что есть другие люди - с нами, рядом, такие же, как мы. И вот, мы собираемся вместе, под знаменами общих мыслей, убеждений, вкусов в одежде, музыкальной моде, расовой основе или чего угодно, что можно придумать для того, чтобы быть частью чего-нибудь. А затем (после того как мы стали частью чего-нибудь) мы оглядываемся, чтобы найти тех, кто хуже нас. И мы находим их - аутсайдеров, чудаков, квадратных стержней в круглой дыре окружающего. Мы высмеиваем их. Это кажется безобидным. Так было веками, поколениями, по любой мыслимой причине, в каждом мыслимом обществе. Так, проклятье, в чем же теперь дело? Дело в Майкле. Майкле - чудаке, уроде, неумехе, тошнотворном Майкле, которого отталкивали слишком сильно, слишком далеко, слишком часто. Его разум не выдержал, и вся реальность смешалась. Он взял пистолет и убил их. Он просто забыл, что Quake не реален? В тот день он пошел в школу, думая, что он космический спецназовец, и ему пришла пора раз и навсегда навести порядок на Деймосе? Я так не думаю. Оказалось, что запутанный сюжет "Final Fantasy VII" - это слишком много для него, и тогда он решил, что главный враг сидит в его школе и именно там его нужно уничтожить? Я в этом искренне сомневаюсь. Так кого мы должны обвинять? Может, нам обратиться к Голливуду, который легко и красиво показывает нам насилие на огромном экране? Они взяли наши страхи, наши ужасы и сделали их реальными, чтобы мы могли встретиться с ними (по крайней мере в двухчасовых сериях). Можем ли мы обвинить их в том, что своими тайными приемами они превратили нас в темную массу, идущую толпами в сотни тысяч (если не миллионы) человек в тайные храмы, скрывающиеся под вывесками "General Cinema" и "United Artists", и поклоняющуюся там насилию и сумасшествию? Может быть. Hо эти сотни тысяч, если не миллионы, впоследствии не кажутся склонными к актам бессмысленного насилия. Как насчет видеоигр? Они шокирующе полны насилия. Как раз на днях я взорвал своего соседа по комнате, когда мы немного поиграли в Quake-II, и прокомментировал, как далеко улетела его виртуальная голова. Это делает меня склонным к массовым убийствам? Почему-то мне так не кажется... Возможно ли, что окончательный ответ спрятан слишком глубоко или настолько болезненнен, что мы боимся посмотреть ему в лицо? А может быть, мы ВСЕ виноваты в том, что создали этого монстра, которого называем Цивилизацией? Виновны все - вы, я, ваш сосед, учителя и ученики средней школы Майкла? Еще возможно, всего лишь возможно, что ответом не является ничего из вышеперечисленного. Paеn.E.

Вышеприведенную статью господин Paеn.E написал до последнего события - еще одного расстрела в американской школе, случившегося 21-го апреля этого года в городе Литлтон, штат Канзас, когда двое школьников (с предполагаемым, третьим, сообщником) убили около 15-и человек. Точное количество убитых пока неизвестно, так как несколько тяжелораненых находятся в критическом состоянии. Hападавшие покончили с собой.

Статья с gamepost.com называется "Приводит ли виртуальное насилие к безумию?" (в моем вольном переводе фразы "Digital Violence Leads to Madness?". Английский оригинал лежит на www.gamepost.com/editorials/violencetom.html). И, давая в ней отрицательный ответ, автор довольно убедительно доказывает - при отстреливании головы противнику на мониторе желания сделать с ним то же самое в жизни не возникает. Такое желание возникает, только если этот человек сам каким-нибудь образом доведет вас до белого каления и сделает это не в игре, а в самой настоящей жизни. В этом отношении я полностью согласен с автором. К тому же последний случай в Канзасе вроде бы подтверждает его выводы. По предварительным данным виновники последнего расстрела - Эрик Харрис и Дилан Клеболд, 17-ти и 18-ти лет, были гомосексуалистами, терпя по этому поводу постоянные насмешки одноклассников. И хотя они наверняка любили поиграть в кровавые компьютерные игры, а один из них даже вел форум на America Online, посвященный разнообразным дополнениям к "Думу" (новым уровням, монстрам, оружию), я уверен, что, идя в ту среду в школу, они не думали, что на пару играют в "Дум". Они тщательно готовились. В дневнике одного из них обнаружена запись, намечающая злосчастную дату. Они готовили самодельные взрывные устройства. Одно из них, не сработавшее, было прикреплено к баллону с пропаном - по их замыслу, при взрыве должна была быть разрушена вся школа. Они предупредили о том, что собираются сделать, некоторых своих знакомых. Короче - их действия были полностью осмысленны и они никак не напоминали безумцев. Говоря языком уголовного кодекса, они скорее всего были вменяемы. Поэтому обвинять компьютерные игры в провоцировании безумия, опираясь на такие случаи, нелогично.

Значит ли это, что игры с кровью во весь экран абсолютно невинны? Любители таких игр совершенно в этом уверены, и до последнего времени я был с ними почти согласен (благо сам иногда поигрывал и в "Дум", и в "Квейк"). Hо попробуем быть объективными. Представим, что мой сосед, с некоторых пор, вдруг станет каждый день (по два часа) смотреть у себя дома порнофильмы (увлеченно, высунув язык). Смогу ли я с чистой совестью утверждать, что с тех пор как он увлекся этим делом, его похотливость осталась на прежнем уровне? Hе смогу. А что я подумаю, если, спустя некоторое время, он начнет играть в интерактивные порнографические игры? Hадеюсь, аналогия с интерактивным перерезанием ножом горла (например, Blood, SVGA графика, в стереоочках брызги крови вылетают из экрана) напрашивается сама собой.

Hе один год читая различные эхо-конференции, я могу припомнить не менее пяти писем, в которых люди, много игравшие в автомобильные симуляторы, рассказывают, как, сев в нормальный автомобиль и тронувшись с места, они иногда на несколько секунд путали реальную жизнь с игрой. Я не храню такие письма и не могу сейчас их процитировать, но могу успокоить читателей: максимум, что случается - помнут крыло своей или другой машины. И это - взрослые люди. А что, если регулярно играя в тот же Blood, виртуальным ножом перерезает горло (по три часа в сутки) школьник 14-ти лет? А 12-ти? А 10-ти? Письма тех, кто иногда путал реальность с Quаke-ом, мне пока не попадались, но (как мне кажется) не потому, что это невозможно, а потому, что спутать коридоры реального здания с коридорами из Quake гораздо труднее, чем, сев за руль настоящей машины, не вспомнить "Need for Speed", где так же движется дорога, те же машины, те же звуки и даже руль и педали могут быть очень похожими. Тем не менее, к упоминавшимся выше случаям это относится мало - Майкл Карнеал, и в особенности двое канзасцев, действовали столь расчетливо, что невозможно поверить, будто они спутали игру и реальность. Hо после подобных случаев считать игры с постоянным смакованием убийства во весь экран совершенно безвредными я уже не могу.

Мне, в общем-то, почти безразлично, в какую игру играет на своем компьютере двадцатилетний лоб. Его сознание наверняка достаточно крепко, чтобы на него как-то подействовала какая-то игра, пусть и очень увлекательная. Если только он не явно душевнобольной, то сколько бы он ни играл в самую кровавую игру, более опасным для окружающих он не станет. Взрослый человек с нормальной психикой воспринимает игру (самую реалистичную) только как игру. И небольшие "помрачения сознания", происходящие после многих часов непрерывной игры, длятся очень недолго, давая затем лишь повод для шуток друзей. Hо! Как быть с HЕВЗРОСЛЫМИ людьми?

Мне сложно назвать ребенком парня четырнадцати лет, и я никак не могу назвать детьми 17-18-летних школьников из Канзаса. Тем не менее очевидно - это еще не взрослые люди. В общем-то, в этом конфликте "уже не - еще не" и заключается причина большинства школьных расстрелов. В этом возрасте в душу человека слишком часто попадают зерна ненависти. И конечно, их сеют не виртуальные "Прирожденные убийцы" Оливера Стоуна, а реальные одноклассники и соседи по улице. Только у одних людей эти зерна как-то сами собой перевариваются, а у других - дают такие пышные всходы, что содрогается весь мир. И хотя до последнего времени мне казалось, что интерактивное отрывание голов и пускание крови с 3D звуком "полезно, так как снимает эмоциональное напряжение", теперь я все больше склоняюсь к мысли, что иногда такое занятие является прекрасной питательной средой для ненависти и лишь усиливает желание пойти и начать мочить и мочить этих сволочей уже далеко не виртуальным оружием.

Я не призываю штрафовать производителей таких игр. И Оливера Стоуна, чей фильм "Прирожденные убийцы" стал руководством к действию для одной парочки в каком-то штате (их сейчас судят), я бы не стал сажать в тюрьму. Я не знаю, будет ли виновен Кармак (создатель DOOM и Quake) в гибели очередного десятка детей, если на винчестере их одноклассника-убийцы опять найдут "Дум", в котором модели монстров были заменены на одноклассников, уровень на Деймосе - коридорами школы, и соседи расскажут, что очередной Майкл Карнеал играл в него с утра до ночи, пока однажды не пошел в школу с родительским пистолетом и не начал стрельбу там. Все, что мне приходит в голову, это очередной призыв к родителям быть внимательнее к своим детям.

Р.S. По сообщению "Асошэйтед Пресс", на днях в Сингапуре десятилетний мальчик, играя с пистолетом к игре "Space Gun", вдруг упал в конвульсиях и по дороге в больницу умер. О причинах смерти не сообщается.

Владимир Крумкач


Компьютерная газета. Статья была опубликована в номере 17 за 1999 год в рубрике разное :: виртуальные радости

©1997-2022 Компьютерная газета