Рука, держащая гарпун

Рука, держащая гарпун


Генералам и адмиралам всех времен и народов посвящается.

— К торжественному маршу! — усиленный мегафоном голос упруго ударяет в застывшие шеренги войск.

— Побатарейно! — литые ряды солдат в защитной форме замирают каменными изваяниями. Тишина нарушается только еле слышным шелестом травы на ветру и трепетанием знамен.

— Дистанция — на одного линейного! — в звенящей тишине, четко печатая шаг, исходные места занимают командиры подразделений. Держа карабин с примкнутым штыком в слегка согнутой правой руке, побежала колонна линейных. По мере приближения к заранее определенным местам они переходят на шаг, и дробь каблуков припечатывается к асфальту четкими ударами строевого шага. Еще несколько мгновений — и колонна линейных замирает на своих местах.

— Р-р-равняйсь! — четкого строя войск коснулось легкое колыхание.

— С-сми-и-ир-но! — строй вздрогнул и превратился из человеческого скопления в единый механизм, послушный воле командования.

— Первый дивизион — прямо, остальные — напра-а-а-во! — одним движением тысячи людей четко повинуются приказу. Громкий удар десятков сотен каблуков сливается в один шаг. Линейные с завораживающей синхронностью вскидывают карабины вверх. Клац! — десяток рук одновременно ударяют по лакированному цевью карабинов. Клац! — правые ладони касаются пяток прикладов. Шлеп! — сияющие на солнце штыки замирают вертикально и левые руки молодцевато падают вниз, мгновенно прижимаясь к бедру.


— Шаго-о-ом! — голос генерала на секунду замирает у высокой ноты и камнем рушится вместе с резким выдохом. — Марш!

Духовой оркестр ударяет медью и барабанами. Четкий ритм мелодии военного марша взвивается над двинувшимися войсками. Ровные коробочки подразделений снимаются с места и под гремящий марш молодцевато маршируют мимо трибуны с начальствующим составом. Красота неописуемая. Особенно при взгляде с трибун для приглашенной публики.

Наверное, именно марши с парадами послужили основой стойкому заблуждению о предназначении генералов и адмиралов. Сегодня, куда ни глянь, все "специалисты в области командования армиями". По мнению этих штатских, весь высший командный состав поголовно состоит из старых маразматиков, только и годных, что стоять на трибунах и периодически подносить к козырьку трясущиеся ладони. Эдакая игра в солдатики для впавших в детство.

Прямо-таки злость распирает. Этих, с позволения сказать... В чистое поле... Весной ранней... И устроить занятия по защите от ядерного взрыва... Вспышка слева!.. Вспышка справа!.. Э-э-эх, в боевой обстановке... Иногда просто невозможно печатно говорить по-русски. Как политику делать — так военных в сторонку. Не то чтобы прислушиваться к нашим рекомендациям, вообще в расчет не принимают. Мудрят. Сказки рассказывают. В общем, дров ломают кубометрами. Да еще и финансирование армии постоянно урезают. Тут и без того денег вечно мало, а с "оптимизацией" оборонных расходов — хоть собственное министерство финансов штурмом бери. А как дров становится совсем много — в крик: наша армия нас должна спасти! На то и военные. На то и медали. В общем, вот враги, вот наши. Берите. Командуйте. И смотрите там, чтобы ни один супостат к нашему дому и близко не подошел.

Вот в каких условиях приходится Родине долг отдавать. Думаете, легко? Так сами попробуйте. Целый Генеральный штаб круглые сутки всяческие планы разрабатывает. Мобилизационные. Транспортные. Дислокационные. Штатские все игнорируют. А как что случается — все прахом. И войска — не там. И стоят — не так. И укомплектованы не по штатному расписанию. И обучены не... В общем, все не сахар. Одна радость — на нашу долю выпадают задачи исключительно великие. Если топить — то все плавающее под неразрешенными флагами от Нордкапа до Кейптауна. Если прикрывать — то от Исландии до Австралии. С самыми широкими полномочиями. Топить. Сбивать. Захватывать. Только не дать противнику добиться реализации своих подлых планов.

Вот, прошу в командный центр. Осторожно — ступеньки. Сюда, пожалуйста. Располагайтесь. Все достаточно просто. Большой экран — тактический. При максимальной детализации можно различить бортовые номера. Что? Какие звездочки? Нет, что вы. Это уже из области фантастики. Полметра на полметра — вот пока минимально различимые размеры. Слева — оперативно-стратегический экран. На него, в принципе, тоже можно и деталировочку выводить, но это не эффективно и пошло. Там, внизу, сопроводительные данные. Составы групп. Присвоенные кодовые наименования. Прочие полезные новости. Вверху — самая совершенная аппаратура связи, какая только производится на этой планете. С ее помощью и осуществляется непосредственное управление армией и флотом. Да, еще, заходящих сюда офицеров желательно внимательно выслушивать, ибо они отвлекают ваше внимание не из врожденной вредности. Это — все. Экскурсия закончена. Можете приступать. А я — в долгожданный отпуск. Лет десять как дальше госдачи не выбирался. Все. Приятно покомандовать. Только не слишком наглейте. И последнее. Если что-нибудь совсем плохо пойдет — звоните. Мой ординарец меня всегда может найти.

Так или примерно так любой желающий получает бразды правления всеми вооруженными силами в новой игре фирмы Interactive Magic — Harpoon Classic 97.

Меня давно волновал вопрос, почему тактические игрушки так упорно именуются стратегическими. Что в них стратегического? Если каждый боевой генерал начнет лично объяснять каждому механику, каждому пилоту или ракетчику его маневр, то война никогда не начнется. Экипаж одного эсминца составляют полторы сотни различных специалистов. Простейший инструктаж занимает минут тридцать. Это без повторов. Вот и посчитайте, ежели сильны в арифметике. Американский флот состоит из пяти с хвостиком сотен кораблей и судов. Добавьте сюда экипажи самолетов. Спутниковые команды и прочих обеспечивающих...

А получение подкреплений — вообще обхохочешься. Захватываешь сто квадратных метров вражеской территории. Перебрасываешь туда десяток рабочих с инструментами и материалами. По-быстрому возводим казарму, и, повинуясь мудрым приказам, оттуда косяками повалит пехота, танки, артиллерия и иногда авиация. В жизни вы где такое видели? Во всяком случае, мне не доводилось. В реальной жизни располагать приходится достаточно скудными ресурсами, которых всегда в обрез. Каждый бой еще больше их уменьшает. Сражения без учета потерь напоминают походы Пирра из Рима.

Коль уж зашел разговор о ресурсах, не растолкует ли мне кто-нибудь, откуда берется неограниченный запас боеприпасов в отдельно взятом танке или корабле? В подавляющем большинстве, с позволения сказать, военных стратегий войска расходуют ракеты и снаряды, словно их пушки и пусковые установки напрямую подключены к конвейеру соответствующих военных заводов. В реальной же жизни четыре снаряженных магазина даже в самом экономном режиме расходуются за тридцать-сорок минут.

В общем, подобных несуразностей в Harpoon Classic 97 вы не встретите. Как и не найдете всяческой анимации на тему долгой и красочной смерти изничтоженных вами врагов.

ВЫСОКИЕ КОМАНДИРЫ В МУНДИРАХ ЛЮБЫХ АРМИЙ МИРА КРОМЕ СТИЛИЗОВАННЫХ ЗНАЧКОВ НА КАРТАХ И СТАТИСТИЧЕСКИХ ИТОГОВЫХ СВОДОК БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕ ВИДЯТ. Собственно, это и называется стратегией. Кроме определенных плюсов (дождь на голову не капает, в метель снег за шиворот не попадает, никаких тебе нарядов, караулов или строевых занятий) есть и определенные минусы. Простой солдат видит врага — стреляет. Не видит — не стреляет. Вам же предстоит получать десятки и сотни всяческих докладов и сообщений. Постоянно раскладывать пасьянс. Причем иногда самый незначительный рапорт совершенно незнакомого лейтенанта может все полностью перевернуть и надолго испортить настроение.

Например, вам предстоит пресечь на как можно более длительное время морское сообщение между Старым и Новым светом. Кораблей, лодок и самолетов, как всегда, в обрез. Трое суток вы выстраиваете имеющиеся у вас силы в виде огромной мышеловки. Несмотря на сопротивление надводных и подводных противников. Постоянно отбиваясь от докучливых самолетов. Теряя своих. Кажется, еще немного и ни одна собака не проскочит, как неизвестно откуда появляются подлодки и топят самые ключевые корабли. Что и как — покрыто мраком неизвестности. Кто стрелял? Откуда стрелял? Куда делся? Так появляется седина и приближается старость.

Harpoon Classic 97 представляет собой самую реальную военную стратегию из всех когда-либо существовавших. С самым реальным антуражем. Встроенная база данных по системам вооружения очень подробна и включает практически все реально существующее, что нынче плавает, летает и стреляет. Причем с реальными характеристиками. Такое не часто встретишь в западных компьютерных играх. Если советские артиллерийские зенитные комплексы реально превосходят натовские, то их ракеты на сверхмалых дистанциях будут сбиваться значительно чаще наших.

Вообще-то, Harpoon известна лет пять. И уже первая версия приобрела настоящих ценителей. Не блистая звуком или графикой, она впервые точно смоделировала командный центр уровня верховного главнокомандования. Такого не создавал еще никто. Все дальнейшее развитие шло по пути расширения количества боевых заданий и их сложности. Так, последняя версия под Windows 95 имеет честь предложить вам 50 новых миссий и более 250 их сценариев. Зона предстоящих боевых действий расширилась от Норвежского моря до всей акватории мирового океана. И уж поверьте, скучно вам не будет. Если же командование флотами и армиями то, о чем вы мечтаете с младых ногтей, — к вашим услугам редактор сценариев.

Александр Запольскис Диск Harpoon Classic 97 предоставлен фирмой "Видеопечать"


Компьютерная газета. Статья была опубликована в номере 18 за 1997 год в рубрике виртуальные радости :: нет данных

©1997-2022 Компьютерная газета